СТАТИСТИКА ВІДВІДУВАНЬ

3805180
Сьогодні
Вчора
На цьому тижні
Цього місяця
Попереднього
Загалом
991
594
6696
20478
34654
3805180

Ваша ІР адреса: 54.158.238.108
2017-10-23 11:47

Календар

Жовтень 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Історія

Дніпрова Чайка (1861-1927) Друк E-mail

Украинская писательница, переводчица, фольклористка. Известна под псевдонимом. Ее настоящая фамилия - Василевская Людмила Алексеевна.

Родилась в селе Карловка Ананьевского уезда Херсонской губернии (ныне Зеленый Яр Доманевского района Николаевской области) в семье священника Алексея Березина, выходца из Владимирской губернии. Мать - украинка, из казацкого рода Уграновичей.

Детские годы будущей писательницы прошли в атмосфере украинского села, обычаев, сказок, песен. Ее отец, по словам дочери, был ходячим сборником фольклора. Именно от него у нее развился интерес к народному творчеству, к поэзии вообще, к "усяких, усяких словесних узорів нашої мови".

Образование Людмила Березина получила сначала в школе при Одесскомженском монастыре, а затем в Одесской частной гимназии Пилар, которую она окончила в 1879 году со званием домашней учительницы и с правом преподавания русского языка и истории в начальной школе. Некоторое время преподавала в сельской школе, потом в Одессе - в частной гимназии Карповой.

В 1885 году Людмила Алексеевна становится женой губернского статистика Феофана Александровича Василевского и переезжает в Херсон, место службы мужа. С этого времени и до 1908 года с некоторыми перерывами живет в Херсоне.

В сентябре 1908 года переезжает в Киев, но в 1909 году она заболела и уехала для лечения в Одессу. Там и жила до I911 года. Болезнь отступила, но не надолго. К физическим мукам добавились и нравственные: в 1915 году покончил жизнь самоубийством ее муж.

Болезнь прогрессировала, и с начала 20-х годов писательница была прикована к постели. Скончалась Дніпрова Чайка 13 марта 1927 года. Похоронена в Киевена Байковом кладбище.

Свои первые стихи Дніпрова Чайка написала будучи еще гимназисткой. Первое ее стихотворение "На смерть Тургенева" было опубликовано в газете "Одесский вестник" в 1883 году. Первые украинские стихи появились в Одесском альманахе "Нива" в 1885 году: "Україна моя мила", "Думка", "Батьку щирий" и другие. В дальнейшем ее произведения печатались в альманахах: "Степ", "Перший вінок". "Хвиля за хвилею", на страницах журналов: "Зоря", "Літературно-науковий вісник", "Киевская старина", "Дзвінок".

Талант Дніпровой Чайки сформировался в общении с народом, его творчеством. С детства она записывала народные песни, мастерски их исполняла. Позднее некоторые из них с ее голоса были положены на музыку выдающимся украинским композитором Н.В.Лысенко. В 1884 году на VI археолого-этнографический съезд, происходивший в Одессе, ею были . представлены три тетради "Українських народних пісень, що їх співають у Дніпровському уїзді Тавричеської губернії". А уже в наше время, в 1974 году, в Киеве вышел сборник "Народні пісні з голосу Дніпрової Чайки та в її записах".

Но хранить наследство - это не значит ограничиваться им. Отсюда интерес писательницы и фольклористки к великому Шевченко и к русской классике. "Я поняла, - говорит она в одном из своих писем, - что быть писателем - это учиться у бессмертного Шевченко, равно как у Гоголя и Тургенева - этих больших мастеров слова". Основные темы ее художественной прозы - тяжелая жизнь крестьян,ихбыт, искания прогрессивно настроенной интеллигенции, отношения между первыми и вторыми ("Знахарка", "Хрестонос", "Вольтер'янець", "Тень несозданных созданий", "Уночі", "На солоному", "Революціонер" и другие).

В лирике ее доминирует гражданская тема ("Пісня”, "Бурун", "Мури", "Бажання", "Антифони", "Bіpa, Надія, Любов" и другие). Вместе с тем Дніпрова Чайка - проникновенный мастер интимной лирики, оригинальной и художественно совершенной ("Чи любиш ти мене", "Восени", "Так, друже, так", "Неожиданная встреча" и другие). Некоторые ее стихи положены на музыку.

Важнейшей составной частью лирики Дніпровой Чайки являются ее стихи, написанные на русском языке, всего до 30 стихотворений ("Томительно сидеть перед столом накрытым", "Когда-то с душою открытой", "Неожиданная встреча", "Жить хочется - хочется жить!", "Из далекого чудесного края", "Много капель в росе", "То правда, Сытый голодного не разумеет" и другие).

То правда. Сытый голодного не разумеет,

И сильный к слабому участья не имеет.

Лишь тот, кто голодал, поймет голодных муку,

И слабый слабому скорей протянет руку...

Романтические устремления писательницы нашли свое выражение в еестихотворениях в прозе ("Дівчина-чайка", "Суперечка", "Шпаки", "Скеля", "Плавні горять" и другие).

Примечателен вклад Дніпровой Чайки в детскую литературу: рассказы ("Буряк", "Краплі-мандрівниці"), стихи ("Зима", "Весна", "Голосіння дітвори"), сказки ("Казка про Сонце та його сина", "Писанка", "Грецька казка"), либретто опер, музыку к которым написал Н.В. Лысенко ("Коза-дереза”, "Зима й Весна, або Снігова Краля", "Пан Коцький" и другие).

Занималась Дніпрова Чайка и переводами. Перевела на украинский язык произведения А.С.Пушкина ("Втопник"), М.Ю.Лермонтова ("Мцирі-Чернець", "Вийду я тихенько на дорогу", "Парус", "На півночі хмарній"), М.Горького ("Пісня про Буревісника"), а также скандинавские легенды в обработке шведской писательницы Сельми Лагерлеф ("Королева Кунгехелі", "Інгрід").

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.110-112.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 18:51
Тимошенко-Рындин Григорий (1892-1909) Друк E-mail

Талантливый народный самородок, автор стихов и прозы.

Родился в Полтавской губернии, украинец, сын крестьянки. Родной отец его, интеллигент, от него отказался. Второй был крестьянином.

С детских лет Григория влекли к себе знания. Он с отличием окончил 2-классное народное училище. На скудные имевшиеся у него деньги мальчик покупал книги, искал уединения, чтобы погрузиться в этот новый и манящий его мир знаний.

Окружающие, особенно отчим, человек темный, грубый, невзлюбили Григория. Его преследовали, над ним смеялись, обзывали "ученым".

В поисках иной доли Тимошенко оставляет родные места и оказывается в Николаеве, без крова и денег. Местный зубной врач Кунельский берет его к себе в услужение в качестве лакея. Кунельский вовсе не был извергом, но он видел в 17-летнем юноше только слугу и не видел в нем человека. Замечались за Григорием и некоторые "странности". Он был бессребреником. Когда у него просили денег, то он отдавал последнее. Люди расчетливые, практичные спрашивали:

 - Зачем ты отдаешь, когда у самого мало?

На что Григорий отвечал:

 - Что же делать - просят. Нельзя не делиться. Отдадут, когда будет возможность.

В свободные минуты юноша удалялся от людей на берег Буга и здесь предавался размышлениям. Красота природы еще более подчеркивала безобразие человеческой жизни. Романтическая натура жаждала понимания или хотя бы сочувствия. Но люди были заняты только собою. И все, что накапливалось в его душе, Григорий стремился выразить поэтическим словом.

Колись приплентав на Вкраїну,

В ту хатину, де народивсь,

Де провів дитячі роки

I нічому не навчивсь...

Хата кілком підоперта,

Неначе бабуся стоїть;

І стріхою з причілком продерта,

Вітер усе шелестить...

Вже барвінок зав’яв на городі,

I садочок бур’яном заріс,

I поросла вже стежинка травою,

Де маленьким ходив я колись.

Вже зав’яли рожевії квіти,

Де соловейко колись щебетав,

На гіллі, росою повитім,

Рано вранці мене привітав…

І злісно в продертую стріху

Вітер сердитий тепер закричав:

"Нащо ви кинули хатину?" –

Неначе когось він питав.

І важко чогось мені стало

На тихий дивитись цей рай...

А може, того, що вже рідних

У мене сироти немає.

I сів на пеньок, як маленьким

На нього сідав я колись,

Тільки вже не дитячі дрібненькі

Сльози з очей полились...

Заветная мечта Тимошенко - продолжить учебу. Но в школе, куда он обратился, ответили, что обучение ведется только за плату.

Денег у юноши, разумеется, не было. Жизнь утрачивает для него смысл - и он принимает решение покончить с собой. Излив душу в прощальных романтических стихах и не менее взволнованной эмоциональной прозе - лирической исповеди человека, осужденного на одиночество, нищету и страдания, Григорий выпивает стакан с раствором серной кислоты. Его доставляют в благотворительную, находящуюся на Садовой улице, 30, еврейскую больницу, куда обычно и свозили тех, кому жизнь по тем или иным причинам оказывалась в тягость.

В больнице Тимошенко навещает николаевский журналист Н.Свидерский. Кратко изложив в местной газете историю юноши, приведя его стихи в исповедальную прозу, журналист подчеркивает, что видит в судьбе Григория нечто большее, чем одна несложившаяся жизнь. По его словам, "Григорий Тимошенко - сын народа, живущий во власти тьмы, в которой из года в год молчаливо и незаметно гибнут тысячи дарований и надежд, гибнет будущая Россия!"

Все сміється,

А я плачу,

I ніхто й не бачить

I не обізветься

На cії думи - мої сльози.

Разумеется, проза и стихи Григория Тимошенко - это всего лишь первые росточки поэтического таланта. Но этот юноша был предельно искренен, ибо не умел лгать. В данном случае он уравнивает поэзию ссамой жизнью. Рядом с манерными, вычурными и надуманными стихами так называемых новейших поэтов здесь формировалась поэзия высокого напряжения, пусть экзальтированных, но живых, искренних человеческих чувств. Подкупает редкая незащищенность, обыденная отреченность и житейская наивность юноши, на долю которого выпало столько жизненных невзгод.

Узнав из корреспонденции Н.Свидерского о судьбе Тимошенко, Николаевская "Просвита", по уставу чуждая всяких политических целей и преследующая одну задачу - развитие украинской культуры, на своем экстренном заседании приняла решение о зачислении Григория стипендиатом общества в одно из местных учебных заведений. Чтобы поддержать юношу, семья штабс-капитана Рамма забирает его к себе. Но, увы, этого оказалось недостаточно. Через месяц Тимошенко вновь оказывается в той же больнице, а спустя еще две недели его переводят в городскую больницу по 2-й Экипажской улице, где он и скончался 13 декабря 1909 года.

Похороны, за счет больницы, состоялись на городском православном кладбище. "На похоронах, - сообщала "Николаевская газета", - присутствовало несколько членов общества "Просвита", пришедших отдать свой долг безвременно погибшему юноше с задатками поэтического дарования и светлых стремлений".

Григорий Тимошенко

Т Е Р Н О В Н И К

(Н а   м о ю   с м е р т ь)

 Была ночь... Все спало в покрытых мраком кустах... Ласково мерцали звезды в вышине и тысячами глаз отражались в тихой зеркальной воде. Ласково и тихо лобзала волна песчаный берег, как бы стараясь не разбудить кого-то, не разбудить уснувшую на мгновенье природу, боясь нарушить окружавшую тишину. Листья деревьев шептали какую-то чудную сказку, которую едва может усвоить чуткое ухо человека, но которая непонятна для него, которую слушают и понимают звезды, мерцая в беспредельной вышине... Слушают и эти, теперь тихие синие волны - дети водной стихии, мерно и тихо плеща, как будто малютка купаясь в прозрачной воде, ударяя и как бы качая, и эти тихие песчаные берега, многие века омываемые и ласкаемые ими, и скалы, и эту чудную рощу с ее неприглядным мраком... Все спит на этом тихом и чудном лоне природы, уяснив себе чудеса ее. Да, все уяснило и узнало, и все любуется чудным творением природы. И птицы, и роща, и цветы, и розовый куст, который разливает вокруг приятный опьяняющий запах, и мрачная неприступная скала, как пустыня смерти, гордо высящаяся над беспредельной пустыней и ее волнами. Порою белая чайка мелькнет в темноте, словно привидение, над грозной скалою, которая возвышается, словно полуразрушенный замок - остатки когда-то грозной башни какого-то доисторического времени...

Заснуло все... Только не спит одно существо на этой мрачной скале, дожидаясь рассвета.

И вот в темную ночь на этой неприступной твердыне раздались крики, быть может, последние в жизни, крики молодого, еще не оперившегося, с признаками твердых крыльев, орла, покинутого и забытого всеми. Орла, у которого душа и сознание человека и орлиная, но теперь уже истощенная сила.

И эти крики слышит только море, а люди отвернулись от них. И видно, как в темноте засверкали его глаза тысячами огней, и крик, полный тоски и отчаяния, огласил мертвую скалу: "Я жил для света, но свет от меня закрывали. Я жил для науки, но мне не дали ее, я не знаю ее. Так довольно же прозябать на этой темной, пустой и холодной земле! Смотреть на природу и не понимать ее! Жить для науки и не знать ее!

- О, музы, музы! Где вы?

- О-о, Немизида! Неужели ты не видишь и не слышишь моих страданий?!

 - Так пусть же эта скала станет моей могилой, будет моей смертью!"

 Шум моря все больше и больше усиливался, и волны беспрестанно ударяли в скалистый берег. А море бушевало у подножия скалы и в бессильной злобе ударяло ее холодными волнами, как бы желая разрушить ее, достать страдальца, вынести его на свет, облегчить его страдания и участь его. Но скала была непоколебима.

И снова раздался голос со скалы: "Прости же, жизнь. Теперь я ненавижу тебя... Я не могу тобой наслаждаться!... Я не могу, не умею! Мне не дают света... Я... Я... Это "Я" я возьму с собой в могилу. Пусть эта скала, в этой пустой темной и холодной жизни... Эта скала будет моей могилой".

Последние слова его звучали то грозно, с силой вырываясь из глубины истерзанной души, то тихо, словно последний, умирающий аккорд разбитой лиры.

Потом с криком: "О, наука! О, музы и грации! Я люблю вас", - он бросился вниз на острые камни у подножия скалы, окрасив море своей кровью.

И море завыло вокруг скалы, со злостью ударяя о камни, - и серые волны смыли с них пятна крови...

И люди найдут останки орла-человека и зароют его в земле. Но не узнают того, что слышали роща и цветы, и волны. Только соловей, сидя по утрам на розовом кустике, под которым часто сидел этот страдалец, запоет о страданиях и любви к науке, и тихо склонит молодая роза свои алые лепестки, и заблестят крупные капли слез, под косыми лучами восходящего солнца, чистою гранью алмаза. А утес сиротой останется стоять еще долгие годы, вспоминая о той жизненной стихии, которая слезами полила его лысую, обожженную солнцем голову...

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.106-110.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 18:47
Гмырев Алексей Михайлович (1887-1911) Друк E-mail

Рабочий завода "Наваль", поэт.

Родился в Смоленске в семье кондуктора железной дороги. Девяти лет потерял мать, пятнадцати - отца. Учился сначала в начальной школе, затем - в 6-классном городском училище. Но в 1902 году, после трех лет обучения в училище, был вынужден перебраться к старшему брату Афанасию (Андрею) в Николаев. Работает учеником слесаря в котельной мастерской завода "Наваль". Ему было тогда 15 лет. Брат был старше его на четыре года. Вначале казалось, что у них общая судьба. Но случилось другое -их пути разошлись. Афанасий в ноябре 1905 года становится заместителем (товарищем) председателя Николаевского меньшевистского Совета рабочих депутатов, просуществовавшего, правда, всего один месяц.

Позднее Афанасий Гмырев перебирается в Петербург, становится хроникером газеты "День", сотрудничает  в других газетах и в журналах. Пишет стихи, прозу - под псевдонимом Андрей Бывалый, Андрей Дикий. Есть утверждения, что он приписывал себе и стихи младшего брата, мало того - оказался провокатором.

Став рабочим, Алексей Гмырев вовлекается в рабочее движение, с конца 1903 года становится членом РСДРП. За распространение прокламаций 14 февраля 1905 года был арестован. Находился в заключении в николаевской, елисаветградской и херсонской тюрьмах. Из последней 25 июля 1905 года был освобожден под поручительство и залог в 100 рублей. Но прошло немного времени, и 24 января 1906 года юноша был снова арестован и снова за распространение прокламаций. Херсонский суд осудил его на четыре месяца тюрьмы, с зачетом предварительного заключения, но освобожден он не был. И вмае того же года был по решению николаевского градоначальника контр-адмирала А.П.Загорянского-Кисель выслан в Архангельскую губернию, в село Роклы, в 60 верстах от Холмогор.

В июне 1906 года Алексей Гмырев бежит из ссылки в Николаев. Но оставаться здесь ему было опасно, и он под именем Кречетова уезжает в Елисаветград.

В Елисаветграде Алексей Гмырев был арестован в связи с уголовным делом: нападением 7 сентября 1906 года на имение Обозновка и убийством ее владельца помещика Луцкого. К этому делу Алексей не имел никакого отношения. Но 28 января 1908 года суд приговорил его к 6 годам и 8 месяцам каторжных работ. Несколько раз его, закованного в кандалы, по этапу отправляют из Елисаветграда в Херсон и обратно. Последний раз в Херсон в марте I911 года.

Скончался Алексей Гмырев от чахотки в херсонской тюремной больнице 11 сентября I911 года. Похоронен на казенном кладбище, которое начиналось сразу у самого железнодорожного вокзала. Могила не известна. Прожив всего 24 года, Алексей Гмырев четверть жизни провел в тюрьме.

Сочинять стихи Алексей Гмырев начал в Николаеве - в 1905 году. Но при его жизни их было опубликовано не более десяти. Однако друзьям и его невесте Марии Козловой удалось сохранить большую часть написанных им стихов, которые, озаглавленные "За решеткой", впервые вышли отдельной книжкой в 1926 году, с предисловием В.М. Фриге.

Стихи Алексея Гмырева, большей частью созданные в тюрьме, сами по себе не укладываются в привычные поэтические рамки. Да и адресованы они в первую очередь тем, кто, как и он сам, были лишены самого необходимого - свободы. Но тяжесть жизни не только не убила в нем стремлений к обыкновенным человеческим ценностям, а, наоборот, обострила их восприятие. Лирический герой стихов Гмырева - человек в высшей степени порядочный, знающий истинную меру человеческим поступкам.

Сборник сочинений Алексея Гмырева насчитывает до ста стихотворений. Среди них "Призыв" (1905), "Буря" (1905) - отклик на "Песню о Буревестнике" М.Горького, "Мои песни" (1907), "Гори, мое сердце" (1907), "Не жди меня" (1907), "М.А.Козловой" (1907), "Вот и прожита жизнь" (I911), "Я погибну" (I911) и другие.

 Я погибну, но вместе со мной не умрут

 Пролетарские песни мои.

Ряд стихотворений (в частности, "Грезы", "К счастью", "Набат", "Казненным", "Мы молча глядели", "Я погибну" и другие) положил на музыку Д.Д.Шостакович, который писал: "Гмырев не перестает волновать меня, композитора, и многочисленных... читателей своей поэтической чистотой и силой правды... Юный Гмырев является примером великого назначения человека на земле".

В Николаеве в 1968 году поэту поставлен памятник (скульптор О.А.Здиховский, архитектор Е.П.Теляшова).

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.105-106/

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 18:45
Горький (Пешков) Алексей Максимович (1868-1936) Друк E-mail

Писатель, драматург, публицист. В газете "Николаевский курьер" от 23 февраля 1908 года под рубрикой "Наука, искусство и литература" была напечатана озаглавленная "Биография Максима Горького" небольшая информация такого содержания:

"Во французских газетах появилась следующая заметка: Издатель Максима Горького попросил его дать свою биографию. И вот что написал романист.

1878 Я поступил в учение к сапожнику.

1879 Поступил учеником к художнику.

1880 Был поваренком на пароходе.

1884 Посыльным.

1885 Булочником.

1886 Хористом в оперной бродячей труппе.

1887 Продавал яблоки на улице.

1888 Хотел лишить себя жизни.

1890 Был писцом у адвоката.

1891 Исходил Россию пешком.

1892 Напечатал свой первый роман. С тех пор Максим Горький сделался уже знаменитость".

Вот и вся заметка. В ней для нас примечательна строка под 1891 годом: "Исходил Россию пешком", - имеющая прямое отношение к предмету нашего разговора. Разные писатели по-разному накапливали жизненные наблюдения. Горький же учился жизни у самой жизни, пройдя через ее непростые, в том числе и физические испытания. И случилось так, что пути-дороги привели его в Николаев.

А отправился Горький в "хождение" из Нижнего Новгорода 29 апреля 1891 года. Сначала он пешком идет в Казань. Затем пароходом добирается до Царицына. Оттуда поездом до станции Филоново, а далее через Тамбов следует в Ростов-на-Дону, куда приходит 15 июня 1892 года.

Затем - Харьков, Курск, Воронеж, снова Харьков, Полтава, Сорочинцы, Миргород, Нежин, Чернигов, Киев, Канев, Умань, Кременчуг, а оттуда идет по степям Сагайдака и Ингула в сторону Николаева.

В селе Кандыбино, в 33 верстах от Николаева, 15 июля 1891 года стал свидетелем "вывода": Силивестр Гайченко творил расправу над своей неверной женой Горпиной. Горький бросился на ее защиту и был до полусмерти избит озверевшей толпой, а затем брошен в кусты, прямо в грязь, недалеко от бьющего из земли источника – родника. Здесь его случайно обнаружили проезжие цыгане, уговорившие направлявшегося в Николаев с какой-то сельской ярмарки шарманщика доставить избитого юношу в николаевскую больницу (31).

Скорее всего это была еврейская больница, открытая в 1883 году, единственное в городе больничное заведение, куда свозили тех, кому нечем было платить за лечение (ул. Садовая, 30. Здание сохранилось).

Позднее Горький на материале кандыбинских событий напишет очерк, которыйназовет"Вывод".

Город Николаев во времена, когда его посетил Горький, насчитывал около 80 тысяч жителей и определился в первую очередь как крупный торговый порт по продаже зерна за границу.

Создание крупных судостроительных предприятий - завода "Наваль" и Черноморского завода - было еще впереди, и в 1890 году число рабочих на николаевских заводах и фабриках составляло 968 человек. Зато на других предприятиях, главным образом в коммерческом порту, официально числилось на работе 2704 человек.

В 1890 году из Николаева было отправлено за границу с грузом зернового хлеба 305 судов, из них 230 английских, 28 австрийских и 24 норвежских.

С 1868 года активно функционировало Общество по устройству ночлежных домов и дешевых столовых, которое в 1891 году имело три вместительных ночлежных дома. Существовали в городе и многочисленные частные ночлежки.

Лечение в николаевской больнице обернулось для Горького еще одним литературным сюжетом. В статье "О том, как я учился писать" (1928) писатель вспоминает: "...Изумлен был я беззлобной насмешливостью одесского босяка, рассказавшего мне случай, описанный мною в рассказе "Челкаш". С этим человеком я лежал в больнице города Николаева (Херсонского). Хорошо помню его улыбку, обнажавшую его великолепные белые зубы, - улыбку, которой он заключил повесть о предательском поступке парня, нанятого им на работу: "Так и пустил его с деньгами; иди, болван, ешь кашу!"

Из Николаева Горький идет в сторону Одессы. Недалеко от Очакова, в районе села Тузлы, работает на "соляной добыче". Впечатления от этих событий позднее легли в основу его рассказов "Емельян Пиляй" и "На соли".

Продолжая путь, миновав Одессу, Горький побывал в Южной Бессарабии, где записал легенду о Данке. Далее - снова Одесса. Здесь будущий писатель встречает некоего Цулукидзе, с которым совершает пешком путь от Одессы до Тифлиса. О впечатлениях от этой дороги Горький говорит в рассказе "Мой спутник", где Цулукидзе выведен под именем князя Шарко.

 18 августа 1891 года путники покидают Одессу. 25 августа проходят Николаев. Далее - Херсон, Симферополь, Бахчисарай, Севастополь, Ялта. Из Ялты берегом Черного моря идут в Феодосию. Затем - Керчь. Переправляются через пролив в Тамань. Проходят Кубань, Майкоп, и 1 ноября вечером приходят в Тифлис.

Здесь, в Тифлисе, произошло событие отнюдь не рядового характера. 12 сентября 1892 года в местной газете "Кавказ" был опубликован рассказ "Макар Чудра" за подписью М.Горький - первое произведение в дальнейшем широко известного писателя.

А пока по паспорту мещанин Пешков Алексей 21 сентября оставляет Тифлис и пешком направляется в Баку. Затем - Астрахань. И только 6 октября 1892 года он возвращается в Нижний Новгород. Позади более 17 месяцев странствий. Это почти полтора года.

В пути он зарабатывал себе на пропитание, нанимаясь на поденную работу к местным хозяевам, копал землю, носил камни, таскал тачки, подносил базарные покупки, был грузчиком (сносчиком), помогал рыбакам выбирать сети, работал в мастерских, батрачил в деревнях, работал в садах, убирал урожай. Странствия обогатили его тем знанием жизни, которое нельзя получить другим путем, ибо, по словам самого писателя, "мудрость жизни всегда глубже и обширнее мудрости людей" (рассказ "Мой спутник").

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.103-106.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 18:42
Романов Константин Константинович (1858-1915) Друк E-mail

Великий князь. Поэт, драматург, переводчик, композитор. Печатался под псевдонимом К.Р., К.К., Р-в, К.К.Р.

По семейной традиции, Константин Константинович служит в

Опубліковано: Середа, 28 березня 2012, 21:15
Бронштейн (Троцкий) Лейба (Лев) Давидович (1879-1940) Друк E-mail

Политический деятель, журналист, публицист.

Родился в деревне Яновке Елисаветградского уезда Херсонской губернии в еврейской семье зажиточного арендатора, владельца экономии.

В 1888 году поступает в Одесское шестиклассное реальное училище им. Святого Павла. Учился прилежно, был честолюбив, много читал. Пробовал писать стихи и переводить на украинский язык басни И.А.Крылова.

Седьмой класс реального училища Лейба Бронштейн кончал в Николаеве (угол Никольской и Наваринской, здание сохранилось). "Город был провинциальнее, - вспоминал он позднее, - училище стояло на более низком уровне. Но год учения в Николаеве, - 1896, стал переломным годом моей юности, ибо поставил предо мною вопрос о моем месте в человеческом обществе" (26). Занятиям Лейба в этом году уделял мало внимания, пользовался старыми знаниями, тем не менее, по его утверждению, считался первым учеником.

В Николаеве Бронштейн знакомится с несколькими молодыми социалистами и бывшими ссыльными. Особенно сблизился с Ф.Ф.Швиговским, чехом по национальности, садовником по профессии, социалистом по убеждениям. Через него стал доставать запрещенные книги. На какое-то время отказывается от помощи родителей, живет репетиторством.

Активный читатель местной Общественной библиотеки, Лейба Бронштейн вместе со своими товарищами добился снижения стоимости годичного членского взноса с шести рублей до пяти. Пробует он заняться литературой. С одним из братьев Соколовских берется за написание пьесы с "общественными тенденциями на фоне борьбы поколений". Дело, однако, далее написания первого акта не продвинулось.

После завершения учебы (вместе с ним реальное училище оканчивает и сын Швиговского Вячеслав) Бронштейн остается в Николаеве. Под именем Львов он, а также еще несколько человек ведут в городе революционную пропаганду. Наладили связь с социал-демократами Одессы. Организация, устав которой составил Бронштейн, получила название "Южно-Русский рабочий союз”.

Члены Союза распространяли среди рабочих брошюры: "Что нужно знать и помнить каждому рабочему", "Рабочий день", "Кто чем живет", "Как министр заботится о рабочих". Печаталась на гектографе и своя газета "Наше дело" в количестве 100 экземпляров. Газета имела отделы: внутреннее обозрение, поэзия, публицистика. Всего вышло три номера. Отдельным изданием было напечатано на украинском языке стихотворение "Думы", автором которого был рабочий-плотник Ананий Нестеренко. Однако в декабре 1897 года он сам, по собственной инициативе, сообщил властям все, что знал о революционном движении.

По словам Троцкого, жандармский штаб-ротмистр, позднее подполковник Дремлюга, и лично, и через агентов жандармского управления (между прочим, через фабричного инспектора Рюмина) распространял среди рабочих слухи, что ЦК "Южно-Русского союза" похитил несколько тысяч рублей членских взносов.

28 января 1898 года в Николаеве были произведены массовые аресты. Арестовано более 200 человек. Сам Бронштейн был схвачен позднее, в имении помещика Соковнина, где Швиговский служил садовником, а Лейба заехал к нему по пути из Яновки в Николаев.

Сначала Бронштейн был заключен в старую николаевскую тюрьму (угол 7-й Военной и 1-й Экипажеской). Затем перевезен в тюрьму в Херсоне. Тогда, в 1898 году, Лейбе Бронштейну шел 19-й год.

После Херсона - Одесса. Здесь к концу второго года заключения вышел, наконец, приговор по делу "Южно-Русского рабочего союза". Лейба Бронштейн был приговорен к ссылке на 4 года в Восточную Сибирь.

Находясь в московской пересыльной тюрьме, он пишет брошюру "Из истории рабочего движения в Одессе и Николаеве", которая была напечатана в Женеве в 1900 году. В этой же тюрьме Бронштейн обвенчался со своей первой женой А.Л.Соколовской, которая вместе с ним проходила по николаевскому делу.

Что же касается его окончательного псевдонима, то, по словам самого Льва Давидовича, он "назвал себя по имени старшего надзирателя одесской тюрьмы".

Так закончился первый, николаевский, этап деятельности Троцкого, опубликовавшего позднее несколько книг, в том числе и посвященных вопросам литературы и культуры. Это: "Литература и революция" (М., 1923) и "Пролетарская культура и пролетарское искусство" (Л., 1925).

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.97-98.

Опубліковано: Середа, 28 березня 2012, 21:14
Дмитриев Михаил Михайлович (1875-?) Друк E-mail

Журналист, литературный критик (псевдоним М.Любимов).

Один из активных и популярных журналистов Николаева в первое десятилетие XX столетия. Редактор в I905-I909 годах "Николаевской газеты" (ул. Спасская, дом Феруза, близ Соборной). Обвиненный Херсонской консисторией в диффамации (25), осужденный 24 октября 1909 года к штрафу в 250 рублей, оставляет Николаев и переезжает в Москву.

Как литературный критик Дмитриев отличался непримиримостью к литературе декаданса, которую он ставит неизмеримо ниже литературы классического периода. В этом плане особенно выделяются его статьи "Демократическая пошлость" ("Николаевская газета" от 5 сентября 1907 года), "Призраки и туманы" ("Николаевская газета" от 23 февраля 1908 года). В последней из них утверждается: "Литература переживает тяжелую эпоху безвременья... На одном фланге этого разрушительного движения стоит Андреев, затмивший славу Пшибышевского, на другом - Арцыбашев, Каменский, Кузмин и Ко".

Стольже откровенную антидекадентскую позицию занимал и другой  сотрудник "Николаевской газеты" И.И.Поплавский (псевдоним - А.Инд.).

Дмитриев сотрудничал также в газетах "Южный телеграф", "Голос Москвы", "Приднепровский край". В Николаеве проживал по улице Спасской, № 43, кв.З.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.96-97.

Опубліковано: Середа, 28 березня 2012, 21:11
Айзман Давид Яковлевич (1869-1922) Друк E-mail

Писатель, драматург, журналист. Родной брат М.Я.Айзмана. Родился в Николаеве. С раннего детства много читал. У одного из его старших братьев Григория в Николаеве был книжный магазин и при нем библиотека для чтения. Так что проблема с книгами решалась весьма просто.

В 1886 году заканчивает местное реальное училище, поступив сразу в 4-й класс. Его товарищем по училищу был Андрей Гранкин.

Отец будущего писателя умер, когда мальчику было 12 лет, и еще будучи учеником, Давид стал сам добывать себе пропитание, сначала - уроками, а затем рисованием портретов, а иногда и черчением архитектурных планов. Здесь же в Николаеве Давид Айзман начинает выступать как писатель. Его очерки, рассказы появляются в середине 80-х годов в газете "Южанин", а после его переезда в Одессу - и в "Одесском вестнике". Здесь он писал главным образом фельетоны, получая по 2 копейки за строку.

В Одессе в 1890 году Айзман поступает на живописное отделение рисовальной школы. С целью совершенствования в избранной специальности в 1896 году едет в Париж, где продолжает учебу в Высшей школе изобразительного искусства.

Но занятий литературой не прекращает. Журнал "Русское богатство" в пятом номере за 1901 год публикует его рассказ "Немножечко в сторону" - на тему о трагической судьбе еврейского интеллигента-идеалиста. Затем выходят его "История одного преступления", "На чужбине". А в конце 1903 года был издан и первый том очерков и рассказов "Черные дни".

В 1904 году Айзман возвращается в Россию. В 1907 году из-за болезни снова едет за границу. На этот раз в Италию - до 1909 года.

Вернувшись в Россию, но не имея как еврей вида на жительство, кочевал по разным городам, выдавая себяза приказчика, торгующего то мукой, то другим товаром, как-то: железом, кожей, швейными машинами, кафлями и черепицей. Даже родной Николаев ему было запрещено повидать: город находился вне черты еврейской оседлости.

Но и в этих условиях продолжал писать и публиковать, в том числе и под псевдонимами "Д.Аиз.", "Д.А.Я.", очерки, рассказы, повести, главным образом на темы национальной и социальной несправедливости, о еврейской бедноте, воспроизведя специфическую атмосферу еврейских местечек.

Отдельно в творчестве писателя стоят напечатанные в 1908 году в альманахе "Жизнь" рассказы "Белый роман" и "Черный роман", объединенные под общим названием "Любовь", - натуралистические по характеру и пронизанные эротикой.

Писал Айзман и пьесы. Посвященная М.Горькому, созданная в 1905 году трагедия "Терновый куст" была впервые опубликована в Берлине в 1907 году. Пьеса "Жены" (1909) шла на сцене Малого театра в Москве и на Александринской сцене. Он же автор еще двух драматических произведений: пьесы-сказки "Светлый бог" (1914) и комедии "Консул Гранат" (изд. 1923).

В I911 году издательство "Просвещение" выпустило 5-томное собрание сочинений писателя.

Скончался Д.Я.Айзман 26 сентября 1922 года в Царском Селе.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.95-96.

Опубліковано: Середа, 28 березня 2012, 21:09
Коган Наум Львович (1863-1893) Друк E-mail

Писатель. Литературный псевдоним Н.Наумов.

Родился в Николаеве (24). Учился в классической гимназии, после окончания которой поступает в Харьковский ветеринарный институт. Но по причине неудовлетворительного состояния здоровья курса не окончил.

В 1892 году в журнале "Вестник Европы" (№ 11) публикует посвященную В.Г.Короленко повесть из еврейской жизниглухом местечке", которая была положительно встречена и читателями и литературной критикой.

Место действия повести - местечко Николаевка, невольно вызывает ассоциации с Николаевом. Но п

Опубліковано: Середа, 28 березня 2012, 21:07
Гранкин Андрей Львович (1865-1916) Друк E-mail

Журналист, издатель, писатель, поэт.

Родился в дворянской семье. Уроженец ХХрсонской губернии. Обучался сначала в Николаевской классической гимназии, а затем перешел в реальное училище.

24 декабря 1883 года газета "Николаевский листок" напечатала его стихотворение "Ночь под Рождество". С этого времени вся его остальная творче

Опубліковано: Середа, 28 березня 2012, 21:05