СТАТИСТИКА ВІДВІДУВАНЬ

5990032
Сьогодні
Вчора
На цьому тижні
Цього місяця
Попереднього
Загалом
2239
3619
35335
111634
134814
5990032

Ваша ІР адреса: 54.234.208.87
2019-06-24 11:14

Календар

Липень 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Історія

Белинский Виссарион Григорьевич (1811-1848) Друк E-mail

На юге Белинский оказался по причине самой распространенной среди значительной части беднейших русских интеллигентов болезничахотки. Ради избавления от этого изнуряющего его организм недуга он принимает предложение великого актера М.С.Щепкина сопровождать его во время гастрольной поездки по южным городам России. Предполагалось, что Белинский едет “не только за здоровьем, но и жизнью”южный климат, фрукты, купание в море, лечение у докторовпомогут ему побороть болезнь.

 Поездка продолжалась с мая по октябрь 1846 года. Щепкин выступал в городах: Калуге, Харькове, Одессе, Николаеве, Херсоне, Симферополе и Севастополе. Находясь в Одессе, Щепкин заключил контракт с антрепренером (то есть составителем труппы) Жураховским о гастролях в пяти южных городах. В Николаеве труппа находилась с 13 июля по 1 августа. Спектакли шли в театре И.В.Миллера (угол Московской и Никольской улиц). Играли “Ревизора” Н.В.Гоголя, “Трактирщицу” Карло Гольдони и еще несколько пьес, большей частью сугубо развлекательного характера и невысокого качества. Сохранилось 15 писем, написанных Белинским во время поездки. Три из них посланы из Николаева.

 Николаев оказался городом, в котором у Белинского со Щепкиным не нашлось ни одного знакомого. “Город этот флотский, - пишет Белинский 17 июля своей жене М.В.Соколовой, - и набит матросами и их офицерами. Спектакли идут плоховато”. И далее: “Актерыничуть не лучше твоих чухонских кухарок. Ужас!”

 О том, что труппа, набранная Жураховским, не профессиональна, Белинский пишет и в другом письме от 30 июля, адресованном сыну Щепкина Николаю. “В Николаеве, - пишет критик, - такая труппа, какой подобной нет нигде под луной, а если есть, так, может быть, на луне, где, как известно, вовсе нет людей и, стало быть, никто не знает грамоте. Эти чучела никогда не знают ролей и этим сбивают М(ихаила) С(еменовича) с толку, путают, перевирая свои фразы и говоря его фразы. Это его бесит, мучит, терзает”.

 Со знакомыми, правда, обошлось. Прошло немного времени, и Белинский и Щепкин были приглашены в дом Мориса Борисовича Берха (1776-1860), семидесятилетнего генерал-лейтенанта, управляющего гидрографическим отделением штаба Черноморского флота. “Что за чудесный старик!” – восклицает Белинский в своем письме от 17-23 июля, рассказывая о посещении Берха.

 Знакомится Белинский и с зятем Берха (Берга), офицером. Вероятно, с рекомендацией последнего в Петербург на квартиру Белинского, в последний год его жизни, явится родственник М.Б.Берха Александр Маврикиевич Берх (1830-1909), в то время воспитанник Главного инженерного училища. Позднее он напишет свои воспоминания “Из знакомства с Белинским”.

 А.М.Берх – военный инженер, строил укрепления в Очакове, Николаеве, участник обороны Севастополя. Инженер-полковник, а затем генерал-майор, в 70-х – 80-х годах являлся попечителем Николаевского реального училища. Был также гласным городской думы.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.41-42.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:37
Каразин Василий Назарович (1773-1842) Друк E-mail

 Украинский и русский ученый, просветитель, общественный деятель, публицист.

Родился в селе Кручик Харьковской губернии в дворянской семье. Отецсерб, матьукраинка. Учился в Петербургском горном корпусе. Служил в государственном архиве, министерстве народного просвещения. Создал специальный печатный орган министерства “Периодические сочинения об успехах народного просвещения”.

 По его инициативе был основан в 1805 году Харьковский университетпервый в Украине, и при нем типография, в которой осуществляли издание первых украинских журналов.

 В 1819-1820 годах Каразинвице-президент Вольного общества любителей российской словесности, в 1820 году редактировал журнал “Соревнователь просвещения и благотворения”. В своих статьях анализировал состояние современной ему литературы, связывая ее задачи с проблемами развития науки и культуры (“О научных обществах и периодических произведениях в России”).

 Каразину принадлежит идея создания историко-литературного журнала для публикации исторических документов и литературных памятников, что было реализовано лишь с основанием “Русского архива” и “Киевской старины” и других. Вместе с Н.Костомаровым и И.Срезневским начал издавать “Молодик”, был составителем и одним из авторов его 3-го выпуска (очерк “Взгляд на украинскую старину”, 1842, и др.). Каразинпубликатор произведений Г.Сковороды и Н.Карамзина.

 Будучи ученым-энциклопедистом, выступил как первый украинский научный публицист.

 Не менее живо откликался Каразин и на вопросы общественной жизни. Он автор ряда проектов прогрессивного переустройства в России (об уничтожении крепостного права, переустройства государственного управления в России, об ограничении самовластья “непреложными законами” и другие). За вмешательство в большую политику В.Н.Каразин был подвергнут репрессиям и выслан в Украину.

 Однако общественно-политические воззрения Каразина были противоречивы. Выступая поборником общественной самодеятельности и просвещения, он в то же время не лишен был монархических иллюзий и выступал с политическими доносами, в том числе и на Пушкина как сочинителя эпиграмм на двуглавого орла.

 Последние дни Каразина связаны с Николаевом. В октябре 1842 года он приехал в Николаев к сыну Филадельфу, который служил здесь чиновником особых поручений при Главном командире Черноморского флота и портов. Затем направился для продолжения научных исследований в Крым, но в дороге заболел. Пришлось возвратиться в Николаев. Здесь 4(16) ноября 1842 года в доме генерала Н.М.Кумани (Бульварная, 4), где жил его сын, приходившийся зятем генералу, В.Н.Каразин скончался.

 Похоронен на местном кладбище в склепе, на обелиске которого перечислены основные факты его деятельности: “Виновник учреждения в России министерства народного просвещения, основатель Харьковского университета, учредитель и правитель филотехнического общества, помещик, поставивший первый крепостных людей на степень существ свободных… естествоиспытатель, подавший первый мысль о возможности сделать из метеорологии науку точную, полезную для людей, почетный член… различных ученых обществ, русских и иностранных”.

 Склеп этот неоднократно перестраивался. В первоначальном же виде он был сооружен не общественностью и даже не родственниками покойного. Газета “Южная Россия” в своем номере от 15 января 1904 года сообщала: “По Соборной улице, в доме № 60, проживает Евдокия Давидовна Соколова, служившая много лет назад нянькой в семействе В.Н.Каразина. В настоящее время Соколовой 105 лет… Будучи сильно привязана к семье своих бывших господ, Соколова по смерти В.Н.Каразина и его внука… соорудила над их могилами обширный мавзолей-часовню, истратив на это сооружение большую часть своих сбережений (свыше 1000 рублей). Далее газета отмечает, что нынешнее положение самой Соколовой весьма тяжелое. Ее содержит семейство ночного сторожа, получающего 12 рублей в месяц и вынужденного к тому же на эти деньги нанимать квартиру. Корреспондент обращается к Благотворительному обществу с просьбой устроить в приют доживающую свои последние дни старуху. Не откажут, вероятно, и добрые люди, пишет он, чтобы хотя несколько облегчить состояние Соколовой”.

 В 1905 году в Харькове перед университетом поставлен памятник его основателю. Автор памятника скульптор И.И.Андреолетти.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.39-41.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:35
Вигель Филипп Филиппович (1786-1852) Друк E-mail

 Литератор и мемуарист.  Сын пензенского губернатора. Детство провел в Киеве, а в начале 1798 года был перевезен в Москву. Выпускник французского пансиона, Вигель занимал в дальнейшем высокопоставленные должности в различных министерствах. По рекомендации Д.Н.Блудова поступает на службу к графу М.С.Воронцову. На юге в 1823-1826 годах служил в Бессарабии, с 1824 годавице-губернатор. В 1826-1828 годахградоначальник в Керчи. В обоих случаях был отозван на основании жалоб городских влиятельных, деловых людей. В 1840 году выходит в отставку в чине тайного советника (3-й класс) и занимается своим прошлым. Воспоминания Вигеля, человека наблюдательного и вместе с тем желчного, злоязычного, имеют ценность прежде всего в описании тех событий, деталей, свидетелем которых являлся он сам.

 В “Записках”, доведенных до 1828 года, есть страницы, посвященные Николаеву. Вигель и здесь остается верен себе. Чуть ли не единственное, что его заинтересовало, - это семейные дела А.С.Грейга. Мемуарист знакомит читателей с прошлым подруги адмирала, прежде “служанки в жидовской корчме”, рассказывает о первом замужестве бывшей Лейки, когда ее супругом стал капитан польских войск Кульчинский, а также о том, что адмирал и Юлия были тайно обвенчаны отцом Мартином, католическим капелланом Черноморского флота. Рассказывает также, что сама Юлия Михайловна “приезжим не показывалась, особенно пряталась от Воронцова и людей, его окружающих, только не по доброй воле, а по требованию Грейга”.

 Повествует Вигель и о вечере, о бале и маскараде, даваемом во дворце Алексеем Самуиловичем и Юлией Михайловной 28 января 1828 года. В данном случае, по его словам, им руководило “любопытство увидеть николаевское общество во всем его блеске”. “Мужчины, - пишет Вигель, - несколько пожилые и степенные, равно как и барыни их, сидели чинно в молчании; барышни же и офицеры плясали без памяти. Масок не было, а только две или три костюмированные кадрили. Женщины были все одеты очень хорошо и прилично по моде, и госпожа Юлия уверяла меня, что она всех выучила одеваться, а что до нее они казались уродами. Сама она, нарядившись будто магдебургской мещанкой, выступала сначала под покрывалом; вел ее под руку адъютант адмирала Вавилов, также одетый немецким ремесленником, который очень забавно передразнивал их и коверкал русский язык. На лице Грейга не было видно ни удовольствия, ни скуки, и он прехладнокровно расхаживал, мало с кем вступая в разговоры… Мне было довольно весело, - заключает рассказчик, - смотря на большую часть веселящихся, которые казались совершенно счастливыми”.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.38-39.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:33
Жуковский василий Андреевич (1783-1852) Друк E-mail

Посетил Николаев в 1837 году, вместе с наследником престола Великим князем Александром Николаевичем, будущим Александром II, наставником которого Жуковский стал еще в начале 1826 года.

Это было довольно продолжительное путешествиесо 2 мая по 17 декабря 1837 года, маршрут которого включал в себя города на Волге, Урале, а также Воронеж, Тулу, Москву, Харьков, Полтаву, Елисаветград, Кременчуг, Вознесенск, Одессу, Николаев и далее Крым, Екатеринослав, Киев, Полтаву, Харьков и, наконец, завершился в Петербурге.

Поездка носила пропагандистский характер и широко освещалась в русской печати.

В пути Жуковский вел записи. О Николаеве в них говорится весьма скупообщие сведения, без живых, впечатляющих эпизодов, деталей. Есть повторения. Сказалась, вероятно, усталость, вызванная ночным переездом. Жуковский пишет:

 “1 сентября. В 7 часов утра в Николаеве… Город красивый. Есть здания довольно огромные, все прочие прекрасной архитектуры. Остановились пить кофе в Николаеве. Прекрасный чистый город, до 40 тысяч жителей, считая 13 тысяч войска. До 50 капиталов (12). Удачная постройка кораблей, … которая стоила более миллиона”.

ДЛЯ СПРАВОК

Александр I был в Николаеве в 1818 году, был также и в Вознесенске в 1818 и в 1823 году.

Николай I посетил Николаев в 1816 годуцесаревичем, императором - в 1828, 1845, 1852, 1855 годах. В Вознесенске – в 1837, 1852 годах.

Александр II был в Николаеве в 1837 годуцесаревичем, как император - в 1855, 1861, 1863, 1874, 1878 годах. В Вознесенскецесаревичем в 1837 году. В 1878 году был в Очакове.

Александр III был в Николаеве в 1883 и в 1886 годах.

Николай II посетил Николаев в 1886 годуцесаревичем, императором - в 1913 и в 1915 годах.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.37-38.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:31
Зонтаг Анна Петровна (1786-1864) Друк E-mail

Детская писательница, переводчица, мемуаристка.

 Родилась в дворянской семье в Тульской губернии и приходилась племянницей поэту В.А.Жуковскому. Ее мать Варвара Афанасьевна Бунина-Юшкова была сводной сестрой Жуковского по отцу. Разница в летах между детьми была невелика, и они быстро подружились.

 В январе 1817 года 30-летняя Анна Юшкова выходит замуж за своего одногодка американца Георга Зонтага (Сантага), уроженца Филадельфии, сына активного участника войны за независимость. Штурман одного из американских кораблей, в 1811 году он поступает в чине лейтенанта в Черноморский военный флот. В 1813 году переходит в Дерптский конно-егерский полк, а в 1814 году в чине майора вступает в Париж. В армии знакомится с М.С.Воронцовым.

 Супруги поселяются сначала в Одессе, затем в Севастополе, а в 1822 году переезжают в Николаев. Здесь капитан-лейтенант первоначально командовал яхтой “Утеха”, а в дальнейшем флаг-капитан по особым поручениям при вице-адмирале А.С.Грейге на корабле “Император” плавал в Черном море.

 В Николаеве Зонтаг завела знакомство с Юлией Христофоровнойматерью будущего казака Луганского, здесь в 1824 году родилась ее единственная дочь Маша.

 В мае 1825 года (по другим сведениямне позднее 1824 года) Зонтаги перебираются в Одессу, где Егор Васильевич, капитан 2-го ранга, получает должность капитана над Одесским портом и инспектора городской карантинной конторы. Сама Анна Петровна весной 1828 года была приглашена в качестве учительницы русского и иностранных языков к находящейся в Одессе Великой Княжне Марии Николаевне.

 В 1830 году Егор Васильевич“одесский американец”, выходит в отставку, с производством в действительные тайные советники, в 1841 году умирает.

 В Одессе А.П.Зонтаг посещает салон В.Д.Казначеевой, встречается с В.И.Туманским, Н.И.Гнедичем, Ф.Ф.Вигелем, А.С.Стурдзой и с А.С.Пушкиным. Последний пользовался репутацией вольнодумца, и Зонтаг, по-видимому, относилась к нему, так сказать, осторожно. Поэт платил ей тем же. И.П.Липранди в своих воспоминаниях отмечает, что, будучи в Одессе, Пушкин “без видимой охоты посещал вечера Варвары Дмитриевны Казначеевой, жены правителя канцелярии Воронцова”. И далее: “Тут он встречал также жену капитана над Одесским портом госпожу Зонтаг, родственницу Жуковского. По приглашению ее бывать у ней, он ограничивался редкими визитами”.

 Имеются сведения, что в Николаеве в 1823 году А.П.Зонтаг охотно принимала у себя Д.А.Каверина, в то время ректора Петербургского университета и пансиона при нем, в котором с 29 сентября 1817 года по 26 февраля 1821 года учился Левушка Пушкин. Пансион он не закончил – и Каверин был основной тому причиной. Пушкин, тяжело переживавший неудачи брата и высмеявший Каверина во “Втором послании к цензору” (1824), мог быть информирован об этой стороне жизни Анны Петровны.

 Что же касается литературной деятельности А.П.Зонтаг, то она началась в Одессе, уже после отъезда из Николаева, в начале 30-х годов. Своеобразным прологом, школой литературного мастерства, стал для нее перевод с французского языка романа Вальтера Скотта “Эдинбургская темница”, изданный в Москве в 1825 году.

 При этом ее литературным наставником выступал В.А.Жуковский. Это он обратил внимание еще юной Аннет на необходимость прислушиваться к народным сказкам и преданиям, собирать их. В них, по мнению Жуковского, заключена сугубо национальная поэзия, которая может быть утрачена, если ее не записывать.

 Жуковского – педагога, воспитателя наследника престола – весьма интересовали вопросы наставничества, особенно в форме литературы, в частности, литературы для детей. По его мнению, Анна Петровна как раз годится для того, чтобы стать детской писательницей. “У вас, - пишет он ей, - много в душе богатства, в уме ясности и опытности; вы имеете решительный дар писать и овладели русским языком”.

 С начала 30-х годов стали выходить предназначенные для детей авторизованные сказки, рассказы, небольшие повести Зонтаг, оригинальные и переводные. Благодаря простоте и задушевности, в свое время они пользовались популярностью. Особенно большой успех имела двухтомная “Священная история для детей, выбранная из Ветхаго и Новаго завета”, выдержавшая 9 изданий (первое в 1837, последнее в 1871 году) и получившая малую Демидовскую премию, присужденную Академией наук.

 Среди других произведений Зонтаг выделяется ее книга “Подарок детям в день Светлого Воскресенья, или собрание детских повестей и рассказов” (в двух частях, М., 1861-1862), ее сборник “Волшебные сказки для детей первого возраста” (М., 1862), куда, в частности, вошли сказки Ш.Перро “Красная шапочка” и “Рауль – синяя борода”, немецкая сказка “Братец и сестрица”, варианты русских сказок “Спящая красавица”, “Сестрица Аленушка и братец Иванушка” и другие.

Сюда же была включена повесть Зонтаг “Олинька и Бабушка ея Назарьевна”, посвященная Катиньке Мойер. О характере, направленности, стиле и языке “Сказок” Зонтаг можно судить хотя бы по следующему отрывку из этой повести:

- Ты что-то невесела, мое дитятко? – спросила Назарьевна, - что с тобой, светик мой?

- Ничего, бабушка! – отвечала. – Я только думаю, как бы хорошо было, если б у тебя было спокойное кресло, как у нашей старой попадьи, в котором ты могла бы отдохнуть, пришед домой. Мне бы весело было посмотреть, что тебе есть к чему прислонить больную твою спину! Затопила бы я печку, а ты сидела б перед огоньком да грелась, и в мягком спокойном кресле, как барыня!

От этого я не была бы лучше, дитятко! – сказала Назарьевна, улыбаясь. – Хотя, в самом деле, спокойное кресло и для меня было бы приятно…”.

А.П.Зонтаг оставила воспоминания о Жуковском (“Москвитянин”, 1849, № 9; 1852, № 18; “Русская мысль”, 1883, № 2) – ценные документы для изучения биографии поэта.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.35-37.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:22
Даль Владимир Иванович (1801-1872) Друк E-mail

 Родился он в Луганске в семье врача, русского подданного, по национальности датчанина, лютеранина. Отец Даля владел несколькими новыми и древними языками. Свободно изъяснялась на пяти языках и мать будущего писателя. В 1805 году родители Даля переехали в Николаев, где глава семьи занял должность старшего врача и инспектора Черноморского флота. Владимира, двух его братьев, Павла и Карла, общим знаниям и языкам обучала мать, лишь математику и рисование преподавали педагоги местного штурманского училища. Дальнейшее образование Владимир продолжил в Петербурге. 1 августа 1815 года после десятилетней николаевской жизни он стал кадетом, а спустя год – гардемарином Петербургского морского корпуса. В “Автобиографической записке” Даль писал: “3 марта 1819 года… мы выпущены в мичмана, и я по желанию написан в Черное море в Николаев. На этой первой поездке моей по Руси я положил бессознательно основание к моему словарю, записывая каждое слово, которое дотоле не слышал”.

 Не был безучастным Даль и к украинским словам, ибо с детских лет усвоил малороссийскую речь, позже собрал значительный материал и для украинского словаря (около 8 тысяч слов).

 Первыми николаевскими приятелями Даля, близкими товарищами – “лучшими людьми” стали братья Рогули, Скарабели, мичман Е.П.Зайцевский, астроном морской обсерватории К.Х.Кнорре, будущая писательница А.П.Зонтаг.

 В.Даль крейсировал на фрегате “Флора”, дежурил на военной брандвахте у Очакова. Однако флотская служба сама по себе начинает тяготить его. К тому же Даль не переносил качки – страдал морской болезнью. Неодолимо влекли лексические занятия, живая народная речь, словесность.

 В Российской государственной библиотеке (бывш. ГБЛ) хранятся созданные Далем в Николаеве одноактные комедии “Невеста в мешке, или Билет в Казань” (1821) и “Медведь в маскараде” (1822). Они изобилуют украинизмами, николаевскими реалиями, которые краеведам еще предстоит расшифровать. Имеются также наброски еще одного незавершенного произведения с пометкой о том, что одна из комедий была поставлена на николаевской любительской сцене.

 Поэтому не удивительно, что, когда в городе появились листовки со стихами под заглавием “С дозволения начальства”, содержащие выпады в адрес некой особы, поселившейся в доме Главного командира Черноморского флота, подозрение пало прежде всего на Даля, известного флотского “сочинителя”. Стихи эти сохранились. Во имя объективности, рискнем привести их полностью.

 С дозволения начальства.

 Профессор Мараки сим объявляет,

 Что он бесподобный содержит трактир.

 Причем всепокорнейше напоминает

 Он сброду, носящему флотский мундир,

 Что теща его есть давно уж подруга            

 Той польки, что годика три уж назад

 Приехала, взявши какой-то подряд.

 Затем он советует жителям Буга

 Как можно почаще его навещать.

 Иначе он всем, что есть свято, клянется,  

 Подрядчица скоро до всех доберется!

 Мараки – преподаватель итальянского языка Штурманского училища, от авторства отказался. Отказался и Даль. Тогда на квартире Даля был произведен обыск. Следов “пасквильного письма” не нашли, но зато обнаружили другие стихи, написанные рукой Даля, озаглавленные “Без дозволения начальства. Антикритика”.

 Дурак, как Мараки, над ним забавлялся,

 Марая Мараку, он сам замарался.

 На всех, как Мараки, пасквили писать

 Ума хоть и станет, бумаги не стать.

 Та полька не полька, а Лейка-жидовка,

 Сатирик в геральдии, знать, не служил;

 Сестра ее, мать – такие торговки,

 Подрядами ставят, чем бог наградил.

 В каком-то местечке меня уверяли,

 Что Лейку прогнали и высекли там.

 Я, право, не верю, из зависти лгали.

 Наш битого мяса не любит и сам.

 По смыслу эти стихи являлись откликом на уже известные строки и не содержали ни особых поэтических достоинств, ни особых городских секретов. Героиня “Антикритики” Лейка (Юлия Михайловна) – гражданская жена вице-адмирала А.С.Грейга – дочь мелкого торговца, еврея или шинкаря, действительно, была женщиной весьма одиозной, позволявшей себе вмешиваться в дела мужа. Некоторые подробности на этот счет рассказывает в своих “Записках” Ф.Ф.Вигель.

 “Антикритика” была воспринята как неслыханная дерзость. После произведенного дознания суд приговорил Даля к разжалованию в матросы и к заключению под арест при Николаевском порту. Семь месяцев спустя морской Аудиториатский департамент приговор отменил. Даль был переведен в Балтийский флот с присвоением очередного звания лейтенанта. 12 апреля 1824 года он был освобожден из-под ареста, а 15 октября покинул Николаев.

 С городом на Буге мичмана Даля связывали не только родительский дом, первые опыты на “стезе воображения” – сочинение стихов, пьес, но и автобиографическая повесть “Мичман Поцелуев, или Живучи, оглядывайся” (1841). Герой ее, окончив кадетский корпус, едет служить на флот, в Николаев. Представитель натуральной школы в русской литературе, Даль объективно воспроизвел элементы жизни, пейзаж южного портового города.

 Не менее примечательны и другие прозаические произведения Даля. И среди них “Были и небылицы Козака Луганского” (1833-1839), “Солдатские досуги” (1843), “Повести, сказки и рассказы Козака Луганского” (1846), “Матросские досуги” (1853), “Картинки из русского быта” (1861), “Два сорока бывальщинок для крестьян” (1862) и другие.

 Но самым известным, самым значительным трудом Даля является его четырехтомный “Толковый словарь”плод его многолетних и напряженных изысканий. Здесь кстати вспомнить о том, что в статье “О наречиях русского языка”, написанной по поводу изданного Императорской Академией Наук областного великорусского словаря и напечатанной в V книжке “Вестника Императорского Русского Географического Общества” за 1852 год, Даль, рассматривая различные наречия, выделяет среди них новороссийское. По мнению Даля, в Новороссии на говор, даже высшего сословия, наложил неизгладимую печать свою язык малорусский. Даль отмечает также, что “язык там вообще пестрый, шаткий и нечистый”.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.32-35.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:20
Муравьев Александр Николаевич (1792-1863) Друк E-mail

Видный деятель декабристского движения, основатель Союза Спасения (1816), автор воспоминаний “Записки” (1856). Один из членов-учредителей Союза Благоденствия, руководитель его Московской управы, А.Н.Муравьев за участие в движении был приговорен Верховным судом к ссылке в Сибирь. Но судьба оказалась милостивой к родному брату генерал-губернатора Западного края М.Н.Муравьева, получившего прозвище Муравьева-Вешателя. В 1828 году А.Н.Муравьев был освобожден от надзора. Получил разрешение поступить на гражданскую службу. Занимал различные административные посты. С 1851 года вновь зачислен на военную службу. Участник Крымской войны 1854-1856 годов. Один из активных деятелей по подготовке реформы освобождения крестьян. С 1861 года генерал-лейтенант и сенатор.

 Будучи участником похода Дунайской резервной армии в Крым в июле 1855 года, вместе с армией по пути в Севастополь он останавливался на длительное время в Николаеве. Об этом узнаем из писем Муравьева к Е.М. и К.М. Шаховским от 11 июля и 19 августа 1855 года из Николаева.

 В первом письме он пишет: “Вот я и на пути в Севастополь, куда на Макензиевы высоты должен прибыть к 20 июля… Особенно разрывает мне сердце необходимость оставить мою дорогую Морету (жену - авт.) одну в Николаеве, ибо, предвидя препятствия, которые предстоят в пути, невозможно допустить, чтобы она ехала дальше. Я нанял ей хорошую квартиру с содержанием для нее. Я оставлю ее тут на попечении господина Мердера (10), давнишнего знакомца всех вас, коменданта города и крепости. Она живет на Спасской улице, в доме лейтенанта Дабича” (11).

 Письма Александра Николаевича Муравьева из Николаева содержат сведения о движущихся через Николаев войсках во время Крымской войны, о мужестве и стойкости русских солдат, защитников Севастополя, о состоянии дел на войне и в тылу.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.31-32.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:18
Басаргин Николай Васильевич (1800-1861) Друк E-mail

 Родился в селе Михейцево Владимирской губернии в семье помещика. С 1817 по 1819 год учился в Московской школе колонновожатых, из которой выпущен прапорщиком квартирмейстерской части. С марта 1820 года - адъютант, затем старший адъютант Главного штаба 2-й армии (1825). Член Союза благоденствия и Южного общества. Приговорен по делу декабристов к двадцати годам каторги, сокращенной до десяти лет. Отбывал наказание в Сибири. С 1842 года по 1857 год служил на незначительных должностях в различных канцеляриях в городах Восточной Сибири. Вместе с ним все тяготы этой жизни разделяла его жена О.И.Менделеева, сестра известного ученого-химика. Умер в Москве.

 В конце 1823 года во время смотра Александром I южных военных поселений находился в городе Вознесенске. В “Записках” Басаргин пишет: “Государь, осмотрев вторую армию и будучи ею очень доволен, пригласил Киселева ехать с собою в поселенные войска Украинского поселения. Киселев взял меня с собой, но как при генерале Дибиче не было адъютанта, то он попросил его прикомандировать меня на время смотра военных поселений к нему. Мы ехали с государем и прибыли вместе в Вознесенск. Там застали Аракчеева”.

 Автор описывает сцену столкновения в кругу высших чинов российской армии (Киселев, Аракчеев), соперничество за влияние на императора, приводит личные свидетельства к характеристике самого Александра I, любопытные факты, которые могут быть интересными для историка, краеведа.

 Н.В.Басаргин оставил немалое литературное наследие. Ведущее место в нем занимают воспоминания о декабристах братьях А., М. и Н. Бестужевых, И.Д.Якушкине, И.И.Пущине, В.К.Кюхельбекере, П.И.Пестеле, М.П.Бестужеве-Рюмине, С.П.Трубецком.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.30-31.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:17
Лорер Николай Иванович (1797 или 1795 – 1873) Друк E-mail

 Родился в семье коллежского советника Вознесенского губернского правления, впоследствии Херсонского вице-губернатора Ивана Ивановича Лорера, выходца из Пруссии. Матерью будущего декабриста и писателя была Екатерина Евсеевна Цицианова, грузинская княжна. Воспитывался в доме П.В.Капниста, родного брата писателя В.В.Капниста. Служил в лейб-гвардии, майор Вятского пехотного полка, участвовал в заграничных походах (1813-1814). Член Северного и Южного тайных обществ. За участие в движении декабристов в 1826 году приговорен в каторжную работу на 12 лет, позже сослан рядовым на Кавказ, где познакомился и близко сошелся с М.Ю.Лермонтовым, его другом Н.В.Мейером (прототип доктора Вернера в “Герое нашего времени”), Львом Пушкиным.

 Получив в 1842 году отставку, Лорер поселился в имении брата Дмитрия Ивановича в селе Водяное Херсонского уезда Херсонской губернии,  где  прожил тридцать лет. Главное его занятие в этот период  - литературный труд. Лорер пишет стихи (“Наполеон”, посвящение А.А.Капнист), рассказ “Лейб-кучер Илья Байков”, повесть “Из воспоминаний русского офицера”, собирает материалы о жизни опальных друзей-декабристов, их творчество.

 В 1867 году он завершает мемуары – “Записки моего времени. Воспоминания о прошлом”, представляющие особый интерес для историков литературы (и не только). В “Записках” содержатся исторические свидетельства об А.С.Пушкине и его брате Льве, М.Ю.Лермонтове, А.Одоевском, Н.Н.Раевском, А.О.Смирновой-Россет, Н.В.Мейере и многих других.

 Владея литературным даром, Лорер умеет подметить характерные черты современника, придать своим сюжетным рассказам драматизм, внутреннюю напряженность.

 “Записки” Лорера вместе с его письмамиважный источник знаний о крае. В них – яркие страницы сельской жизни автора, фактические сведения о быте крестьян села Водяное, местных помещиков, приезде друзей (Л.Пушкин, А.Вегелин, С.В.Капнист-Скалон и другие), остановках на местной почтовой станции царей и особ царской фамилии, других известных людей (Э.О.Ришелье, Н.Н.Раевский и другие). Упоминаются соседи-помещики: Бредихины, Кашперовы, Остен-Сакены. Интересны и рассказы Лорера о посещении города Николаева, николаевских знакомых Лазаревых, Ребиндеров и других.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.29-30.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:15
Волконский Сергей Григорьевич (1788-1862) Друк E-mail

 Родился в Москве, в родовитой военной дворянской семье. Князь. Генерал-майор. Принимал участие в пятидесяти восьми крупных сражениях. Один из руководителей Южного общества декабристов. Был осужден по первому разряду и приговорен к смертной казни, замененной двадцатью годами каторги, которую отбывал в Сибири. Здесь же, рядом с ним, находилась его жена - Мария Николаевна, урожденная Раевская, в которой ряд пушкинистов видели предмет так называемой “утаенной любви” Пушкина. Скончался в селе Воронки Черниговской губернии, где и похоронен рядом со своей женой (1805-1863). Рядом с ними похоронен декабрист А.В.Поджио.

Князь Волконский оставил незавершенные мемуары“Записки” (СПб., 1901), воссоздающие живую картину эпохи: описание военных событий, рассказы об Отечественной войне 1812 года, о заграничных походах русской армии, о деятельности тайных обществ. Воспоминания, в которых отразилась личность автора, наряду с другими подобными материалами, способствовали созданию “образа декабриста” в русском общественном сознании. С.Г.Волконский – прототип Лабазина в незавершенном романе Л.Н.Толстого “Декабристы”.

 По делам, связанным с управлением наследственными землями, Волконский неоднократно бывал в Николаеве. Его отцу Григорию Семеновичу Волконскому, генерал-майору, участнику двух русско-турецких войн, принимавшему участие в осаде и взятии крепостей Кинбурн, Березань и Очаков, близкому соратнику А.В.Суворова, в первом десятилетии XIX века были пожалованы земли в Херсонской губернии на левом берегу Бугского лимана. После смерти Г.С.Волконского (1824) земли эти были распределены между детьми его: часть надела с деревней Балабановкой (в 1952 году присоединена к Николаеву в составе Корабельного района) отошла к дочери Софье Григорьевне Волконской, другая часть, а также “земля деревни Галицыновки князя Волконского” (ныне в Жовтневом районе) – к Сергею Григорьевичу Волконскому.

 Сохранилось письмо С.Г.Волконского в Москву к П.А.Вяземскому от 16 июля 1824 года, где он сообщает: “Пушкин пишет Онегина и занимает собою и стихами всех своих приятелей”. А в заключение: “Извини, любезный князь, что пишу так мало, но пишу с почты Николаева и сажусь в карету…”.

 После суда над декабристами земли С.Г.Волконского перешли к его родственникам и жене его Марии Николаевне, которая в свою очередь в 1852 году передала их своим детям в наследство.

 В Николаевском областном архиве сохранились документы, свидетельствующие обо всем этом: “Межевые книги” Херсонского уезда Херсонской губернии за 1805 и 1824 годы, “Геометрический план Херсонской губернии и уезда, части дачи деревни Балабановки”.

 Сохранился в архиве циркуляр № 93 от 12 июня 1858 года Николаевского военного губернатора в адрес городской полиции:

 “Секретно. Проживающий с Высочайшего разрешения в Московском уезде, возвращенный из Сибири дворянин Сергей Волконский довел до сведения Г. Московского военного губернатора, что  по  делам  жены  своей  княгини  Волконской и дочери  Г. Молчановой ему необходимо, между прочим, предпринять в течение нынешнего лета поездку в г.Николаев.

 Вследствие чего Его Сиятельство Граф Закревский от 7 июня уведомил меня для распоряжения об учреждении за дворянином Волконским, на время пребывания его в Николаеве, надлежащего секретного наблюдения. О чем Николаевской полиции для исполнения даю знать.

 Николаевский военный губернатор,

 Свиты Его Величества Контр-Адмирал  Бутаков”.

 Приезд Волконского в Николаев, очевидно, был вызван оформлением документов о вступлении дочери в права наследницы.

 Потомки Волконских владели Балабановкой и Галицыновкой вплоть до 1917 года.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.28-29.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 19:13