СТАТИСТИКА ВІДВІДУВАНЬ

3919132
Сьогодні
Вчора
На цьому тижні
Цього місяця
Попереднього
Загалом
284
1014
12703
32799
66634
3919132

Ваша ІР адреса: 54.226.227.175
2017-12-18 05:13

Календар

Грудень 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Література і театр

Летний театр в Новом Буге Друк E-mail

На Николаевщине до революции существовал и другой провинциальный театр – в Новом Буге.

Построенный в середине 1900-х годов в районе нынешнего сквера «Юность», театр был деревянным, летним и насчитывал свыше 500 мест. Выступали на его сцене прежде всего артисты самодеятельного театра, созданного при местной учительской семинарии.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.164.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:51
Театр в Вознесенске Друк E-mail

Это, пожалуй, одно из первых, если не первое театральное здание на Николаевщине. Его история восходит к 1837 году, времени, когда в июнеоктябре в Вознесенске проходили Всероссийские войсковые маневры. Именно к этому событию в городе на базарной площади был построен городской театр.

Специально для выступлений в период маневров в Вознесенск тогда прибыли французская опера и драматическая труппа Ерохина, в которую входили такие выдающиеся актеры, как М.С.Щепкин и К.Т.Соленик.

В октябре 1902 года здесь давал свои спектакли украинский театр под управлением В.В.Петренко. Его сменила труппа М.Л.Кропивницкого, которая выступала в конце того же месяца 1902 года. В составе труппы находилась М.К.Заньковецкая. В декабре 1903 года городской театр был снят труппой Рощина, а в мае 1904 года здесь играл Мамонт Дальский. В 1906 году в этом театре выступала труппа А.К.Саксаганского.

В 1907 году здание театра берет в аренду гласный местной думы Рюмин за 1200 рублей в год. Последний отремонтировал здание и устроил в нем иллюзион. Он в свою очередь сдает театральное здание тоже в аренду приезжим труппам. Так, в мае 1908 года в нем ставили свои спектакли украинская труппа Колесниченко, в марте 1914 годатруппа Светлова, в состав которой входил А.К.Саксаганский. Выступали здесь и другие труппы.

В первые годы после революции обстановка была тяжелая. В 1924 году РКИ сдает здание театра в аренду Хлебопродукту в качестве амбара для зерна. Но здание сохранилось. В 1936 году в нем расположился Государственный драматический театр. После Великой Отечественной  войны – Дом культуры.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.163-164.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:49
Театр Николая Лебедева Друк E-mail

Собственно, сам театр так и не был построен. Это история его строительства, не доведенного до конца. История довольно интересная.

В начале XX столетия театр Шеффера, единственный в городе, несмотря на неоднократные переделки, капитальные ремонты, выглядел далеко не лучшим образом. Особенно донимали сквозняки, помноженные на постоянное зловоние. Актеры заболевали после 2-х – 3-х спектаклей, не говоря уже о зиме, когда в театре было откровенно холодно.

Было ясно, что Николаеву нужен новый оборудованный, современный театр. Однако смельчаков, которые взялись бы за постройку такового, долгое время не находилось. И вот, наконец, нашелся. Это был Н.Д.Лебедев. Его первое обстоятельное знакомство с Николаевом относится к осени 1906 года, когда он выступал здесь в составе «Нового театрального товарищества» и как актер, и как режиссер, постановщик «Грозы» А.Н.Островского, «На дне» М.Горького и других пьес. Позднее Лебедев посещает Николаев уже как антрепренер. «Русская опера Н.Д.Лебедева», гастролировавшая в Николаеве в первой половине мая 1910 года, запомнилась слушателям и по классическому репертуару и по выдающемуся составу солистов.

Именно в это время Лебедев, до этого продолжительное время арендовавший Городской театр в Херсоне, принимает предложение николаевских меценатов Г.А.Властелицы и Б.Е.Варшавера построить в Николаеве новый театр.

Незадолго до гастролей, в марте 1910 года, он на торгах Городского кредитного общества приобретает за 37 тысяч рублей  земельный участок, выходящий на Московскую улицу (тогда Московская, 9-11). Когда-то эта земля на правах наследства принадлежала купцу Николаю Леппаве, но последний еще в октябре 1908 года заложил ее в Кредитном обществе вместе с выходящим на Соборную улицу принадлежащим ему домом (тогда Соборная, 6/2). В момент совершения сделки самого Леппавы уже не было в живых. Промотав полученные в залог деньги, он спился и умер в крайней бедности.

Став владельцем земельного участка в центре города, Лебедев представляет в городскую управу план намеченного к строительству театра и получает на то разрешение. По этому плану, кроме большого зрительного зала, предполагалось сооружение также и особого концертного помещения. Расположенный на Московской улице, театр должен был иметь выход на Соборную, со стороны которой намечалось построить трехэтажный пассаж и сделать здесь главный вход – в партер и ложи.

Строительство театра под наблюдением инженера-подрядчика Я.А.Полякова было начато весной 1911 года, а к театральному сезону 1912-1913 годов, по словам самого Лебедева, театр должен был уже вступить в строй. Однако первоначальных денежных взносов хватило только на возведение стен здания. Тогда Лебедев, уже под залог начатого строительства, испрашивает необходимые средства у Кредитного банка. Как утверждала позднее «Николаевская газета»  (в номере от 17 мая 1912 года), «за четыре стены лебедевского театра было выдано 1700000 рублей».

До завершения строительства оставалось менее полугода. Начали прибывать отделочные материалы, заранее заказанная мебель. Но именно в это время, в начале апреля 1912 года, в Николаев прибывает А.Я.Головковский – судебный следователь по особо важным делам…

Председатель городского Кредитного общества, составитель устава «Николаевской биржевой артели», капиталист-заводчик, гласный городской думы, успевший даже одно время издавать  газету «Новороссия», коммерции советник Г.А.Властелица 6 апреля 1912 года был взят под стражу.

Был арестован и целый ряд сотрудников банка, члены правления. Шумный процесс по делу о злоупотреблениях в Кредитном обществе проходил в Одессе с 3 февраля по 13 апреля 1915 года. Проведено было 40 открытых судебных заседаний. Лебедев по делу не привлекался, но были зачитаны его свидетельские показания. Властелица, главное обвиняемое лицо, решением судебной палаты был приговорен к отдаче в арестантское исправительное отделение сроком на 4 года. Однако затем, теперь уже отдельно, дело «о введении в заблуждение купца Николая Леппавы» слушалось в сентябре 1916 года в Херсонском окружном суде. На этот раз оно окончилось оправдательным приговором. Обвинение оказалось настолько слабо обоснованным, что прокурор отказался от обвинения.

Сами мы вовсе не собираемся утверждать, что Властелица и те, которые были привлечены вместе с ним, абсолютно безгрешны, но, как говорится, все познается в сравнении.

После отказа Лебедева выплачивать заемную сумму право на незаконченное строительство переходит к «Кредитке», как с некоторых пор стала именовать местный Кредитный банк николаевская пресса.

Пожелав избавиться от доставшейся ему недвижимости, банк с его новым председателем запросил за оба здания (за недостроенный театр и бывший дом Леппавы) 350 тысяч рублей. В местных кругах возникает идея  завершить начатое Лебедевым. Как утверждала пресса, достройка театра обошлась бы в 100 тысяч рублей. Но необходимой суммы, всего около полмиллиона рублей, так и не нашли.

Позднее, уже в феврале 1917 года, Кредитное общество объявило так называемые вольные торги по продаже бывшего имущества Лебедева. Торг «за оба имущества» начинался с суммы 255 тысяч рублей. Властелица к этому времени был на свободе, но ничего не решал, его донимали кредиторы. По непроверенным сведениям, дом и начатое строительство было приобретено «каким-то помещиком».

И долго еще стояли эти так и не ставшие блистательным театром развалины, пугая прохожих по причине собиравшихся здесь различных подозрительных элементов. В конце концов здание достроили и в нем обосновался самый большой в городе кинотеатр, названный «Родиной», и областная библиотека.

Дома, как и люди, имеют свою биографию, свою историю.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.161-163.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:42
Летний театр морского ведомства Друк E-mail

Тех денег, которые правительство отпускало  Морскому ведомству, едва хватало на строительство кораблей, их оборудование, содержание морских чинов. Тем не менее свой театр в Николаеве это ведомство имело. Деревянный, летний, расположенный на бульваре.

Зрительный зал театра был небольшим и состоял из кресел, двух лож и галереи. Места в нем были расположены удобно для зрителей, и он охотно посещался.

Но в техническом отношении здание было построено неудачно. Стараниями адмирала Н.А.Аркаса театр был открыт в 1879 году. Но уже в 1881 году здание дало значительный уклон в сторону. К тому же фундамент под сценой размывался водой и тоже грозил разрушением. Все это значительно осложнило дальнейшее функционирование театра. Приходилось его постоянно ремонтировать, поддерживать в приличном виде.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.160.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:39
Театр Якова Шеффера Друк E-mail

Из всех николаевских театров у этого, можно сказать, самая счастливая судьба. При всех минусах, относящихся прежде всего к самому устройству, оборудованию театра, последний внес заметный вклад в развитие культуры в городе.

Став владельцем нового театра, купец Яков Яковлевич Шеффер через некоторое время – в 1898 годуперестраивает его, затратив на это 150 тысяч рублей. Был увеличен зрительный зал, приделана новая сцена и пристроено новое фойе. Вместо галереи, появилась галерка. Однако это отнюдь не значило, что все здесь было устроено самым лучшим образом. Этот единственный к тому времени в городе театр и в дальнейшем приходилось неоднократно переделывать, капитально ремонтировать.

В 1902 году в театре было установлено электрическое освещениеот  городской центральной станции.

Высокая арендная плата, взимаемая Шеффером за пользование театромсреднем – 18 тысяч в год), заставляла антрепренеров и директоров трупп множить число постановок, не забывая, правда, при этом и о классическом репертуаре. Столичные гастролеры не обходили Николаев, и местные театралы были неплохо знакомы с выдающимися актерами и певцами, которые предпочитали выступать в лучших своих ролях, а певцы и музыканты – с лучшими своими сольными произведениями.

Театр Шеффера видел на своих подмостках М.К.Заньковецкую, А.К.Саксаганского, Н.К.Садовского, братьев Роберта и Рафаила Адельгеймов, К.А.Варламова, В.Н.Давыдова, В.П.Далматова, Мамонта Дальского, В.Ф.Комиссаржевскую,К.А.Марджанова, А.Е.Мартынова, В.Э.Мейерхольда, П.Н.Орленева, М.Г.Савину, П.А.Стрепетову, Л.В.Собинова, Ф.И.Шаляпина, А.П.Харламова, А.И.Южина, Д.Х.Южина, А.А.Яблочкину и других талантливейших актеров, певцов и музыкантов.

Билеты на спектакли в ложи и партер стоили от рубля и дороже, на галерку – 50 копеек.

Пробовал, однако неудачно, сформировать собственную труппу и сам Шеффер.

Помимо театра на углу Адмиральской и Рождественской, 9 сентября 1895 года Шеффер открывает так называемый Общедоступный цирк-театр, в котором стали выступать и театральные труппы. В 1898 году цирк-театр был перестроен, увеличен и стал вмещать 1035 человек. Полный сбор по обыкновенным ценам составлял 600 рублей, повышенным – 750, то есть средняя цена билета составляла 60-70 копеек.

Но одним зданием цирка-театра Шеффер не ограничился. В 1906 году на углу Малой Морской и Таврической он устраивает, как его стали называть, Новый цирк.

В мае 1920 года в Николаеве побывал нарком просвещения А.В.Луначарский – представитель политуправления Ревсовета республики. Нарком выступил на митинге перед рабочимиздании цирка). Вероятно, именно тогда или немного позднее и возникла идея назвать национализированный театр именем Луначарского.

Сам театр и созданная при нем из безработных актеров труппа просуществовали недолго. Времена настали суровые: разруха, голод, холод, безработица.  В зиму 1921-1922 годов от театра осталась только коробка: разрушена сцена, вынесена вся мебель и не только она.

Но уже в 1923 году в местной прессе появились статьи о необходимости восстановить театр. В ноябре 1923 года специальная группа при Бюджетной комиссии Окрисполкома  установила, что на введение в строй театра потребуется около 60 тысяч рублей (или 474 млн. в советских дензнаках). Решено было отложить ремонт.

Позднее деньги все-таки нашлись. Городской театр (бывший Шеффера) был восстановлен. Открытие театра, получившего тогда имя украинского наркома просвещения Н.А.Скрыпника, состоялось 7 ноября 1926 года.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.159-160.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:38
Театр Карла Монте Друк E-mail

А история этого театра такова. Понимая, что ни театр Миллера, ни театр Русинова не отвечают культурным запросам публики, военный губернатор Николаева Главный командир Черноморского флота и портов Н.А.Аркас еще в 1875 году направляет городскому голове А.Н.Бухтееву предписание о необходимости постройки в Николаеве нового здания театра. Предполагалось создать для этого комиссию, куда должны войти городской архитектор и член городской управы. За образец был предложен театр, находящийся в Кронштадте. Комиссия должна была обсудить вопрос о целесообразности постройки такового в Николаеве. Завязались переговоры, переписка, запросы… А главное – у города не было денег на строительство.

Положение спас Карл Монте (Монти), подавший в конце 1880 года прошение, содержавшее просьбу о строительстве в городе частного театра. Прошение последовало незамедлительно.

Мещанин, владелец построенной еще в середине XIX века его отцом по улице Адмиральской, угол Рождественской гостиницы с рестораном «Золотой Якорь», Монте в 1881 году рядом с последней фасадом на улицу Рождественскую возводит театр.

По своему виду и устройству он является повторением театра города Рыбинска, план которого получил в свое время на конкурсе первую премию. Театр имел 350 кресел партера и амфитеатра, 36 лож бенуара и бельэтажа и галерею. Протяженность партера составляла 20 аршин, ширина - 14. Ложи имели длину 2,5 аршина, ширину – 2 аршина. Ширина  коридоров бенуара и бельэтажа составляла от 2,5 аршин до 3-х аршин. Кроме обширного вестибюля,

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:36
Театр Дмитрия Русинова Друк E-mail

Началось с того, что в середине 50-х годов остро встал вопрос об открытии в Николаеве нового театра, взамен прикрытого миллеровского. Театральный антрепренер Дмитрий Лукич Русинов, в свое время арендовавший у Миллера его театр, выхлопотал у городских властей бесплатное место под здание театра и получил кредит на его строительство в сумме 3600 рублей серебром. Позднее он утверждал, что построить театр ему предложил сам Александр II.

В 1856 году на углу улиц Никольской и Рождественской, 4 Русинов возводит временное, как он тогда утверждал, здание театра. Одновременно был составлен проект другого, постоянного театра. Но впоследствии Русинов добивается освобождения от обязательств построить еще один театр и возведенное им временное здание было обращено в постоянное.

Однако этот новый, бывший временный театр оказался ничуть не лучше старого. Имея 165 кресел, 41 ложу, галерку на 250 мест, он вмещал до тысячи человек. Но те же деревянные выходные лестницы, причем, из галерки был всего один выходпо узкой извилистой лестнице шириной в 1,25 аршина, те же узкие коридоры, то же отопление железными печами. Власти были вынуждены направлять на время   представлений к театрам бочки с водой и по одному бранспойтупожарному насосу.

Ко всему этому следует добавить, что театр Русинова имел небольшую сцену и слабую акустику. У николаевцев он сразу же получил название «театра-сарая».

Чтобы как-то выправить положение, очередной антрепренер содержатель театра Русинова Иван Соболев в ноябре 1860 года обратился к военному губернатору Николаева контр-адмиралу Б.А.Глазенапу с предложением учредить Дирекцию театра – «по примеру города Кишинева, которая озаботилась бы к изысканию средств для увеличения театральных сборов».

Дирекция, созданная в составе инженер-капитана Казакова 2-го, коллежского ассесора Благовещенского, подполковника Ивкова и камер-юнкера Даргобужинова, развернула бурную, главным образом бумажную деятельность. Было отпечатано в типографии обширное «Объявление», в котором сообщалось о намерении Дирекции создать при театре постоянную русскую труппу, о новых ценах на билеты, о распространении абонементов – с целью ликвидации долгов, образовавшихся в результате постройки театра, и получения средств, необходимых для приведения его в порядок.

Но то, что было полезно для Кишинева, не сгодилось для Николаева – оказалось невыполнимым. Русинов так и не смог возвратить городской казне взятые им в долг деньги, как, впрочем, и вернуть свой личный затраченный на строительство капитал.

Власти пробуют получить свои деньги путем чуть ли не насильственного направления приезжих актерских трупп в театр Русинова, где, кроме арендной платы за помещение, гастролеры должны были платить 10% от выручки в счет русиновского долга – «на покрытие взыскания». Антрепренеры, естественно, стали предпочитать театру Русинова конкурирующий с ним театр Миллера. Кончилось это тем, что власти стали облагать 10%-м сбором артистов, выступающих в том и другом театрах.

Но полностью рассчитаться с долгами Русинову так и не удалось, и в дальнейшем (после 1886 года) театр переходит в руки Ковалева.

Но и в «Русском театре», как он стал называться при новом владельце, дела пошли не лучшим образом.

В начале 1890-х годов бывший театр Русинова был приобретен К.И.Монте.  Но монополия на управление сразу двумя театрами: новымна углу Адмиральской и Рождественской, и старым, - русиновским,  - на углу Никольской и тоже Рождественскойкоммерческие дела самого Монте не поправила. В апреле 1893 года было объявлено о продаже русиновского театра «со всеми постройками… недорого», а к концу следующего года николаевский кружок велосипедистов оборудовал в этом помещении зимний манеж. Пол был утрамбован землей, устроены виражи. На показательные выступления и соревнования стали пускать  публику по билетам. Это, может быть, и радовало любителей велосипедного спорта, но не театралов.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.157-158.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:34
Вознесенский (настоящая фамилия Бродский) Александр Сергеевич (1880-1939) Друк E-mail

Драматург, сценарист, литературный критик, поэт, переводчик. Другие псевдонимы: "Илья Ренц, Люцифер, Комар.

Родился в Вознесенске, в семье уездного врача. В 1897 году кончает с Золотой медалью гимназию в Николаеве и в этом же году поступает в Московский университет, сначала на медицинский (сказывается влияние отца), а затем переводится на юридический факультет, который, однако, не закончил: занялся литературой.

Сотрудничает в газете "Одесские новости", где, начиная с 1902 года, выступает с воскресными фельетонами и литературными обозрениями. Публикует сатирические стихи в журналах "Жало" (1905) и "Сатирикон" (1913), а затем и в “Новом сатириконе". Его статьи и рассказы печатаются в журналемире искусства" (1907). Пишет он и пьесы: "Хохот" (1910), "Слезы" (1910), "Цветы на обоях" (1913), "Дитя Парижа" (1914) и другие.

Вместе со своей женой актрисой Юреневой Верой Леонидовной (I876-I962) выступает с публичными лекциями о новой поэзии - произведениях К.Бальмонта, В.Брюсова, Ф.Сологуба, В.Иванова, А.Белого, А.Блока, С.Городецкого и других. Материалы лекций легли в основу его книги "Поэты, влюбленные в прозу" (К., 1910). По мнению критика, будущее символизма за прозой, основанной на внутреннем ритме и прозаизмах. Обо всем этом шла речь на "Вечере новой поэзии”, состоявшемся в Николаеве 10 марта 1909 года в зале Городского собрания. Выступление Вознесенского сопровождалось чтением стихов новых поэтов в исполнении Юреневой.

С середины 10-х годов Вознесенский активно занимается проблемами кинематографа. В 1921-1923 годах возглавляет Киевскую студию экранного искусства. Не оставляет он и литературу. Продолжает писать рассказы, пьесы, стихи.

По злым наветам был незаконно репрессирован. Посмертно реабилитирован.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.130.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:10
Житков Борис Степанович (1882-1938) Друк E-mail

Писатель, драматург, автор научно-познавательных произведений для детей.

Родился в семье преподавателя математики Новгородской земской учительской семинарии. Мать - по образованию пианистка, ученица Антона Рубинштейна. В 1888 году семья переехала в Петербург, затем в Ригу (1889), где отец, Степан Васильевич, преподает в реальном училище .

Осенью 1890 года семья Житковых переселилась в Одессу, по месту жительства братьев отца - морских офицеров (трое из пяти скончались адмиралами в отставке).

В Одессе после первоначального обучения в частной французской школе мадам Дюрант Борис Житков в десятилетнем возрасте поступает во Вторую прогимназию, преобразованную затем в Пятую гимназию, которую заканчивает в июне 1900 года.

Весной 1897 года Житков вместе с Николаем Корнейчуковым (Корнеем Чуковским), тоже учеником этой гимназии, решает пешком пройти путь от Одессы до Киева. Маршрут проходил через Николаев. Здесь они пробыли два дня. Остановились у старого знакомого по Одессе майора Стаценко. Далее - Херсон, где жила сестра Житкова Вера Степановна Арнольд. На этом их путешествие закончилось. "Принципиальный" Житков не захотел продолжать путь со "слабовольным" Корнейчуковым.

. В августе 1900 года Борис Житков поступает в Новороссийский университет, который закончил в 1906 году по специальности - химия. Но объем знаний, полученных в университете, уже не удовлетворяет его, и в октябре 1909 года он поступает на кораблестроительное отделение Петербургского политехнического института.

Бориса Житкова отличала редкая способность к языкам. Он свободно говорил по-французски, по-английски, по-немецки. Мог объясняться на украинском, румынском, грузинском, татарском, датском, новогреческом, арабском, турецком и других языках. Первую свою практику он проходил в Дании, а в 1912 году отправляется в длительное учебное плавание через три океана - Атлантический, Индийский и Тихий.

Заключительную стажировку Житков провел летом 1914 года в Николаеве в конструкторском отделе Русского судостроительного завода (будущий завод имени 61 Коммунара). В то время здесь продолжалось строительство броненосца "Императрица Мария". Последний был спущен на воду 15 апреля 1915 года в присутствии самого императора Николая II, одетого в морскую форму.

Где бы будущий писатель ни находился, он всегда вникал в суть научных проблем, обучался ремеслам. В Николаеве он поселился у старого корабельного мастера, от которого узнал много полезного в сфере практического овладения различными ремеслами. Помогало, конечно, и знание языков, знакомство с иностранной литературой самых различных направлений. Это был человек поистине энциклопедических знаний и разнообразных умений. И когда в 1916 году ему пришлось в Англии проверять исправность предназначенных для отправки в Россию моторов для самолетов и подводных лодок, он поражал присутствующих при этом глубиной своих познаний и способностей.

Революция застала Житкова в Одессе - морским инженером в порту. Осенью 1923 года он перебирается в Петроград. Здесь по совету своего бывшего гимназического товарища, ставшего известным литератором К.И.Чуковским, пробует писать познавательные рассказы для детей. Получилось! Первый такой рассказ "Над морем" был напечатан в детском журнале "Воробей" в январе 1924 года (№ 2). Автору в то время было уже 42 года. В эти годы другие достигают пика известности. Но Житкова это не останавливало. И скоро многим стало ясно: в детскую литературу как-то сразу пришел большой и очень нужный писатель.

Больше всего он любил писать о море. В 1924 году выходит его сборник рассказов "Злое море", в 1926 году - "Морские истории". Среди других его произведений - повесть "Удав" (1927), научно-художественные книжки "Свет без огня" (1927), "Про эту книгу" (1927), "Пароход" (1935), напечатанная в журнале "Новый Робинзон" (1925,  № 4) статья "Очаковские плотники (Шаланда и как самому сделать маленькую шаланду)". Житков является также автором "взрослого романа" "Виктор Вавич" (кн. 1-2, I929-I934). Но самая известная и самая популярная его книга - это повесть-энциклопедия для детей "Что я видел", изданная в 1939 году, уже после смерти ее автора.

Писал он и пьесы. Ему принадлежит драма в 4-х действиях "Пятый пост" (1927) и пьеса на историческую тему "Семь огней" (1929) (второе название - "Предатель").

Скончался Б.С.Житков в 1938 году от рака легких. Скончался в Москве. Но события прошлого, впечатления, навеянные пребыванием в том числе и в Николаеве, никогда не оставляли его. Недаром он так хорошо знал весь Новороссийский край. Уже в самом зрелом возрасте в его памяти возрождались картины прошедшего времени, иногда скорее комического, нежели серьезного характера.

Об одном из таких эпизодов, непосредственно относящихся к Николаеву, писатель рассказывает в письме к Н.В.Гарнет, датируемом августом 1935 года.

"Это случилось, - вспоминает он, - в г. Николаеве (чтоб там зима стояла 24 месяца в году). Я пришел туда парусником и в одиночестве бродил в полдень по городу мимо закрытых ставень. В поисках жизни я пошел на базар. Мощеная площадь эта была выметена, и только обрывки салатных листьев, прилипшие к камням, давали понять, что я опоздал не намного. Но мороженщик под своим навесом уже спал, шлепнув голову на раскрытые локти. Прилавок был изрисован черным орнаментом. Он (орнамент, конечно) взвился и улетел мухами при моем приближении. "Какие тут мухи дикие!" - подумал я, как пришелец и иностранец. Но мухи постояли за себя и вернулись. В назидание обсели и меня. Я не уныл и стал расталкивать парня... Парень долго щурился на яркий полдень и соображал, где и что с ним случилось, запахло в жарком воздухе спиртом... Я зашел под навес и сказал приказательно: "А ну, на пятак. Сливочного!" - "Только малина". И, проклятый, снова хотел бросить голову на прилавок. Однако я успел крикнуть: "Вали малины!", и чтоб его подбодрить, анафему, я крикнул: "На гривенник!" Я крикнул на всю базарную площадь. Но на ней никого не было. Оглянулась дальная тощая собака, что обследовала остатки базара... И вот парень брякает мне на стол глубокую обеденную тарелку. Горбом розовый снег, и в него, как лопата в кучу, всажена жестяная столовая ложка. Пока я говорил: "Ух, так-переэтак", - парень уже спал. Вот тут-то мухи себя показали. Они были до того ручные, что лезли даже с ложкой вместе мне в рот. Я глотал этот снег: вкус холодный и больше никакой. Цвет - розовый... Я боялся, что как растает, то пойдет через край. Глотал ретиво, но скоро глотка замерзла так, что можно было б глотать без помехи гвозди. Но моя энергия растаяла быстрей этой каши... Я быстро успокоился, уснул. И через мгновение - мне показалось, что это мгновение - я проснулся от грубых голосов. Двое обормотов трясли моего парня. Но он не просыпался. Тогда... нашарили квасную кружку. По заветный рубчик разделили полкварты и остаток вылили в кружку. "Слышь, земляк, - сказали они мне, - как он прокинется, скажи, его доля. Сам не выпей, имей совесть…". Не знаю, от чего пришел я в себя второй раз. Солнце светило здорово косо. Это я сразу заметил... Парень спал с раскрытым ртом... Будить его у меня не было сил. Гривенник я не нашел в кармане: гривенных было два. Уйти так - не позволяла совесть. Тогда я подсунул под сонный локоть парню двугривенный, тарелку с ложкой оставил на совесть мух. Ура! В первой же улице я встретил двух человек. Правда, им вместе было лет пятнадцать. Они играли в ушки - но, ей Богу, с полной энергией и азартом.

Потом я врал, как Васко де Гама, что в Николаеве на пятак мороженого дадут - пока съешь, заснешь, вот чтоб мне с этого места не встать!"...

Такова история, случившаяся с Борисом Житковым в Николаеве и рассказанная им просто так, по случаю, в частном письме. История по-своему примечательная. Художественная зарисовка, подкупающая открытостью и правдивостью повествования.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.127-130.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:09
Ляшко (Лященко) Николай Николаевич (1884-1953) Друк E-mail

Писатель рабочей темы. В дальнейшем - один из создателей литературного объединения "Кузница".

Родился в Лебедине Харьковской губернии в семье крестьянина-бедняка, прослужившего 25 лет в солдатах. Мать - крестьянка. После окончания местной церковно-приходской школы в десятилетнем возрасте едет в Харьков к старшему брату. Служит мальчиком в "Венской кофейной и кондитерской", учеником на кондитерской фабрике. Затем становится рабочим на заводе мельничных орудий бельгийской компании, паровозостроительном заводе, где выучился на токаря.

В середине 1902 года едет из Харькова в Николаев. Работает на Навале, на судоремонтном заводе - токарем по металлу. Его рабочий день продолжался 12-13 часов. Принудительные сверхурочные работы не оплачивались. К этому следует добавить грубое обращение, оскорбляющие человеческое достоинство обыски.

Стремясь изменить жизнь к лучшему, юноша приобщается к социал-демократическому движению. Местная партийная организация направляет его в Севастополь, где он устраивается токарем на судостроительный завод. В феврале 1903 года у него был произведен обыск, а вскоре он бежит из Севастополя в Ростов-на-Дону. Далее - тюрьма, ссылка. В Николаев он больше не возвращался.

Свои первые произведения Ляшко публикует в журнале "Полтавщина" в 1904 году. Рабочая тема - то, что он сам пережил и что непосредственно наблюдал, - основное содержание его произведений. В том числе и наблюдения за жизнью в Николаеве ("Старик с книгой", "Железная тишина", "В пламени" и другие). Принимал активное участие в создании литобъединения "Кузница", организовал выпуск "Рабочего журнала", ответственным редактором которого и являлся.

В 20-е - 30-е годы романы Ляшко "Доменная печь" (1925). "Сладкая каторга" (1934) и "Крушение сладкой каторги" (1936) были широко популярны, особенно в рабочей среде. Рассказы "Железная тишина", "Порывы" печатались в школьных хрестоматиях. Известно также, что о рассказе Ляшко "Воры" положительно отозвался такой требовательный мастер слова, каким является И.А.Бунин.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.126-127.

Опубліковано: П'ятниця, 11 травня 2012, 19:07