СТАТИСТИКА ВІДВІДУВАНЬ

12199652
Сьогодні
Вчора
На цьому тижні
Цього місяця
Попереднього
Загалом
1373
8151
47301
187767
254579
12199652

Ваша ІР адреса: 172.20.0.3
2021-10-24 04:11

Календар

Жовтень 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Історія

Матюшкин Федор Федорович (1799-1872) Друк E-mail

Окончив Царскосельский лицей, он выбрал карьеру моряка и впоследствии дослужился до полного адмирала (1867 год). Сам Матюшкин стихов не писал, но поэзию любил. В мае-июне 1817 года он составляет рукописный сборник ненапечатанных лицейских стихотворений. Сюда вошли 23 стихотворения Пушкина, 7 – А.А.Дельвига и 2 – А.Д.Илличевского.

В июле-августе 1817 года Пушкин, начинающий чиновник Министерства иностранных дел, учил исправляющего должность мичмана Матюшкина, отправляющегося в кругосветное путешествие с капитаном В.М.Головниным, “как вести журнал путешествия” и “долго изъяснял ему настоящую манеру записок”. В рукописном отделе Пушкинского дома хранится “Журнал кругосветного плавания на шлюпе “Камчатка” под командою капитана Головнина” – тот самый, который Матюшкин вел, пользуясь планами и советами Пушкина. Журнал-дневник написан выразительным слогом и содержит множество подлинно художественных деталей. Их автор был неплохим рисовальщикомиллюстрации дополняют рассказ.

Пушкин вспоминает о Матюшкине в стихах, посвященных лицейским годовщинам, а в письме к брату Льву из Михайловского в Петербург от 20-23 декабря 1824 года каламбурит: “Поцелуй Матюшкина, люби и почитай Александра Пушкина”.

На Черноморском флоте Матюшкин прослужил 15 лет, начиная с 1835 года. Причем, с апреля 1835 года и по май 1836 года капитан-лейтенант Матюшкин безвыездно жил в Николаеве, был вхож в окружение военного губернатора, Главного командира Черноморского флота и портов, вице-адмирала М.П.Лазарева, дружил с капитан-лейтенантом В.А.Корниловым, командиром брига “Фемистокл”.

Николаев произвел на уже тогда познавшего все тяготы морской службы, неоднократно награжденного, заслуженного офицера далеко не отрадное впечатление. Сохранилось письмо Матюшкина от 26 января 1836 года из Николаева в Кронштадт к одному из своих старых друзей, где звучат поистине лермонтовские настроения: “На празднествах и у нас веселятся, танцуют, гуляют, дают обеды. Веселятся, как везде, со скукой пополам. Танцуют тихим шагом не в такт с разряженными куклами, гуляют для возбуждения аппетита до обеда; дают обеды не для людей, а для стерлядей, не для души, а для ухи”.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.22-23.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 21:04
Пушкинские маршруты Друк E-mail

Пушкин и Николаевщинапроблема сама по себе не такая уж сложная, если бы не разные домыслы, предположения некоторых краеведов, гипотезы, не подтвержденные документальным материалом. Поэт, будучи в ссылке на юге, приблизительно три года проводит в Кишиневе, год – в Одессе. Были, разумеется, поездки и в другие места, но только не в Николаев. Знакомство поэта с этим городом не выходит за рамки того, что принято характеризовать как “направился через…”, “проследовал”.

Пушкин практически не мог миновать ни Херсон, ни Николаев, когда направлялся к месту своей новой службыиз Симферополя в Кишинев. В середине сентября 1820 года он покидает Симферополь, а 21 сентября был уже в Кишиневе. Поэт очень спешил. Его поездка с семейством Раевских и так затянулась. К тому же, его голова, его сердце еще были полны впечатлениями о Кавказе, Крыме, о генерале Раевском, старшем сыне генерала и дочерях. “Друг мой, - пишет он своему брату Льву из Кишинева 24 сентября 1820 года, - счастливейшие минуты моей жизни провел я посреди семейства почтенного Раевского”.

В дальнейшем, обосновавшись в Кишиневе, Пушкин в ноябре 1820 годамарте 1821 года совершает продолжительную поездкучерез Дубоссары в Каменку. Из самой Каменки направляется в Киев, Тульчин, а затем снова возвращается в Каменку. Обратно в Кишинев следует через Новомиргород, Елисаветград, Николаев и Одессу. Но у нас нет никаких оснований полагать, что поэт в пути задержался да еще именно в Николаеве. Из Каменки он выехал в конце февраляначале марта, а 9 марта 1821 года, проехав 559 верст, Пушкин был уже в Кишиневе.

В России никогда не хватало денег на строительство дорог. Первое шоссе между Петербургом и Москвой было построено в 1816-1833 годах. А в конце 30-х годов в империи было всего 780 километров шоссейных дорог, да и то большей частью в Царстве Польском. Тем не менее Пушкин любил ездить, накапливать впечатления. В июле-августе 1821 года он, отлучившись на две недели из Кишинева, сначала гостит в селе Долныимении бессарабского помещика Захара Ралли, а затем живет в цыганском таборе.

В декабре 1821 года Пушкин вместе с И.П.Липранди, выехав из Кишинева, посетил Аккерман, Измаил, Болград. Чуть ли не весь июль 1823 года Пушкин, прежде чем окончательно переехать в Одессу, живет в этом городе. Уже находясь в Одессе, Пушкин в январе 1824 года с тем же И.П.Липранди отправляется в Бендеры, где пытается разыскать могилу гетмана Мазепы. В марте того же года он посещает Кишинев.

Но была еще одна поездка, на сей раз вынужденная. Это его командировка на саранчу, во время которой ему предписывалось посетить Херсон, Елисаветград и Александрию. Пушкин, испытывавший органическое отвращение ко всякого рода служебным делам (5), выехав из Одессы 23 мая 1824 года, скорее всего направился по вознесенской дороге в Елисаветград, намереваясь заехать в Херсон на обратном пути. Не исключено, однако, что первоначально он даже следовал в сторону Херсона, но известие о неисправности парома у Николаева или что-то другое заставило его повернуть почти на север.

Дорога же на Елисаветград привела его в Сасовку (Компанеевку), имение Л.Л.Добровольского, находящееся в 20 верстах от Елисаветграда. Здесь, 25-26 мая, в окружении горячих поклонников его таланта поэт отпраздновал свое 25-летие, а затем повернул назад, в Одессу, намереваясь просить императора об отставке. Поездка заняла всего пять дней. 28 мая 1824 года Пушкин был уже в Одессе (6).

Так что не заезжал Пушкин на этот раз в Николаев, “чтобы отметить подорожную и заказать лошадей для продолжения пути”, и вообщене посещал Николаев он и А.П.Зонтаг, не бывал во дворце адмирала Грейга и его супруги и, конечно, никак не связано письмо Татьяны к Онегину в пушкинском романе "Евгений Онегин" с так называемой “беседой” Пушкина с Грейгом. Оснований для этого нет никаких, если, конечно, не принимать во внимание фантазию, рассуждения, основанные на предположениях типа: “Не мог не…”, “обязательно должен был…”.

Наконец, о последней поездке Пушкина по югу России, следовании в его последнюю, теперь уже ничем не прикрываемую ссылку. Сохранилось донесение одесского градоначальника генерал-майора графа А.Д.Гурьева от 29 июля 1824 года Новороссийскому генерал-губернатору князю М.С.Воронцову в Симферополь о том, что Пушкин “отправляется отсюда в город Псков по данному маршруту через Николаев, Елисаветград, Кременчуг, Чернигов и Витебск”. Полагать, что опальный, уволенный вовсе от службы “за дурное поведение” поэт, давший подписку, что отправится прямо к своему назначению, не останавливаясь нигде на пути к Псковупротивном случае надлежало отправить его с надежным чиновником), станет в пути следования, презрев запреты, наносить визиты официальным лицам, - значит, совсем не понимать того положения, в каком находился в это время Пушкин. Как известно, выехав 1 августа 1824 года из Одессы, поэт 9 августа был уже в Михайловском.

Таковы факты. И относятся они к человеку, чуть ли не каждый день которого, каждый шаг давно находятся под пристальным вниманием целой кагорты исследователей-пушкинистов. Велик соблазнхоть как-то присоединить свое имя к имени великого поэта. Но увы, одного желания, помноженного на воображение, здесь далеко не достаточно. Так что не стоит обольщаться.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.20-22.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 21:02
Батюшков Константин Николаевич (1787-1855) Друк E-mail

Автор “Опытов в стихах и прозе” (1817), а также изданного позднее сборника “Из греческой антологии” (1820), почетный библиотекарь Петербургской публичной библиотеки, Батюшков в мае 1818 года получает отпуск и отправляется ради отдыха и поправления здоровья в путешествие на берега Черного моря. От своего патронадиректора библиотеки и президента Академии художеств А.Н.Оленина он имел в то время особое поручение: отыскание “древностей или рукописей на берегах Черного моря, в местах, исполненных воспоминаний исторических”.

В начале июля 1818 года, после отдыха в Николаеве, Батюшков поворачивает на юг, в Ольвию, то есть в деревню Ильинское, поместье графа А.Г.Кушелева-Безбородко (с 1905 годаПарутино).

Рекомендательное письмо к эконому Ильинского от самого графа позволило Батюшкову весьма досконально ознакомиться с Ольвией, от которой поэт был в восторге. Одно сознание, что находится “на могиле Ольвии”, что означает, что он дышит воздухом, “которым дышали малозийцы, афинцы Азии”, заставляло работать воображение.

И хотя, по словам Батюшкова, “поляки ее беспрестанно посещают и обдирают. Лучшее все вывезено”, - самая Ольвия продолжает оставаться священным местом.

Намереваясь в дальнейшем рассказать об Ольвии, Батюшков составил план урочища, зарисовал его вид со стороны Буга, сделал предварительные записи. Специально для Оленина он раздобыл две античные медали, погребальную урну и колено трубы от римского водопровода.

Однако исполнить до конца свой замыселнаписать об Ольвии, Батюшкову не удалось. В Одессе 29 июля 1818 года он получает известие, что исполнилась его давняя мечта: он назначен сверхштатным служащим при русской миссии в Неаполе, с жалованием 1000 рублей в год. Но именно в Италии его настигает наследственная душевная болезнь, которая в дальнейшем, в 1823 году, привела его к полной утрате рассудка.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.19-20.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:59
Сумароков Павел Иванович (1760-1846) Друк E-mail

 Писатель-сентименталист, член Российской академии, автор драм, комедий и книг, среди которых "Досуги крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду", ч.1-2, СПб., 1803-1805 и "Черты Екатерины Великия", СПб., 1819.

Он же является автором путевых записок, опубликованных в 1800 году под названием "Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году... с историческим и топографическим описанием всех тех мест", М., 1800.

В этой книге Сумароков пишет и о Николаеве. В записи от 17 мая 1799 года он, в частности, отмечает:

"... Николаев привел меня в изумление. Да, поистине надобно быть на месте, чтобы иметь понятие о чудотворном преобразовании глухой и необитаемой степи в течение трех лет в хороший город.

Николаев довольно обширен, расположен в новом вкусе и имеет до 800 домов, построенных из камня, и большею частию с колоннами, из коих третья доля принадлежит казне. Но за неокончанием построений по плану находятся в нем многие пустыри. Улицы прямые, без переулков, одинаковой ширины - 15 сажен...

Местонахождение Николаева величественно и красиво. Он стоит на высокой утесистой горе, при подошве коей сходятся навстречу две большие реки Буг и Ингул, впадающий в первую. Ингул, извиваясь удивительными излучинами, обтекает переднюю часть города. Буг же, обошед его с правой стороны и сзади и составя из Николаева полуостров, влечет горделиво стремительные струи свои в лиман..."

Не следует, однако, забывать, что все это говорит писатель чувствительного направления, для которого путешествовать - значит, переживать, наслаждаться собственными душевными волнениями, не особенно задаваясь мыслью, беспокоясь о том, каково приходится тем, кто проживает на той самой земле, которая породила у него эти восторги и умиления.

В заключение одно существенное добавление. В Николаеве Сумароков провел 4 дня, с I7 по 20 мая 1799 года. У Собора он видит камень со "старинной елинской надписью", посвятительную надпись Аполлону Простату, надгробие Стратона, доставленные из урочища Ста могил, узнает, что "в оном месте попадались еще древнейшие монеты, обломки карнизов и колонн", и приходит к заключению о существовании когда-то на этом месте, ныне принадлежащем помещику И.А.Безбородко, “известного города Ольвии". В самой Ольвии путешественник никогда не был. Тем не менее его книга является одним из первых печатных свидетельств о местонахождении этого выдающегося археологического памятника.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.17-18.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:56
Хемницер Иван Иванович (1745-1784) Друк E-mail

Сын обрусевшего немца и штаб-лекаря. Образование получил дома, обучался у частных учителей. Тринадцати лет добровольно, скрыв возраст, поступил на русскую военную службу рядовым. В Семилетнюю войну (1756-1763 гг.) был уже офицером связи при генерал-аншефе князе А.М.Голицыне. Выйдя в отставку в 1769 году, служит в горном училище, занимался науками, переводами книг по минералогии. Попутно обращается к литературе. Пишет оду, сатиры, басни, эпиграммы. В 1779 году издает анонимно, но с посвящением предмету своей неудачной любви Марии Дьяковой небольшой сборник "Басни и сказки ... …". В 1782 году выходит второе, дополненное, в двух частях издание этой книжки, тоже анонимное.

В 1782 году, по протекции друзей, получает место российского консула в турецком городе Смирна. Но жить ему оставалось недолго. В марте 1884 года баснописец скончался, вероятно, в Бурнаве, недалеко от Смирны, а похоронен в самой Смирне.

Случай захоронения известного русского поэта-дипломата в соседней вражеской стране сам по себе достаточно одиозен. Может быть, поэтому, но, однако, не исключено, что и на основании каких-то не дошедших до нас материалов, на титульном листе посмертного издания “Басни и сказки И.И.Хемницера”, ч.1-3, СПб., 1799, подготовленного друзьями Хемницера А.М.Львовым и В.В.Капнистом, художником М.Ивановым была изображена колонна-надгробие со следующей надписью: "И.И.Х. в Никол. Р. ". Это же издание было повторено в 1820 году. Имеется также свидетельство археографа и архивиста Н.Н.Бантыш-Каменского (1737‑1814) о том, что останки Хемницера были перевезены в Николаев и там погребены.

Возник так называемый Хемницеровский вопрос о месте захоронения, точнее, перезахоронения, поэта, бывшего к тому же лютеранином. Высказываются различные предположения, вплоть до того, что время основания самого Николаева следует перенести на несколько лет раньше, официально принятого.

Вопрос остается открытым, и в работах о Хемницере местом его погребения до сих пор называется либо Смирна, либо Николаев.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.16-17.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:45
Кантакузен Иван Родионович (Иоанн Кантакузино) (1757-1828) Друк E-mail

Южное Прибужьекрай, населенный разными народами, и вполне естественно, что и литература здесь существует на разных языках. Другое дело, что далеко не всё пока зафиксировано, разыскано, вошло в историю. Здесь остается еще широкое поле для деятельности историков, краеведов. Но кое-что сделано. И конечно, в этом плане примечательно творчество поэта-просветителя, переводчика, создававшего свои произведения на румынском языке. Это князьИ.Р. Кантакузен - выходец из старинного греческого боярского рода, отец которого поступил на русскую службу вместе с сформированным им из валахов (область Румынии) полком. Служил в русской армии, князь, полковник. В 1774 г., после смерти отца Родиона (Радукана) Матвеевича, Иван получил в наследство село Кантакузовку (ныне село Прибужаны Вознесенского района). Начиная с 1784., служил в Румынии, в Валахии и Молдавском княжестве, а в 1792 г. окончательно переселился в Россию. Проживает в Петербурге, Одессе или в своем имении Кантакузовке.

В лирических произведениях Кантакузена в основном преобладают идиллические и гедонистические мотивы ("Пастушеская песня", "Садовая песня", "Много смеха", "Вакхическая песня" и другие). Но создавал он и сатирические произведения (сатира "Человек"), басни ("Сказка"). Отдельной книгой под названием "Новые стихотворения" стихи Кантакузена были напечатаны в 1796 году в типографии известного румынского издателя Михаила Стрильбицкого. Стихи Иоанна Кантакузино вошли в книгу "Поезия молдовеняскэ модернэ ла ынчепутуриле ей”, изданную в 1977 году в Кишиневе.

Занимался Кантакузен и переводами. На румынский язык им был переведен ряд произведений Ш.-Л. де Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Ж.П.Флориана, П.Метастазио, А.Попа.

Похоронен И.Р.Кантакузен в Кантакузовке (ныне село Прибужаны Вознесенского района).

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.15-16.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:43
Захарьин Петр Михайлович (1744-1799) Друк E-mail

Адмирал пригласил писателя прославить окраину Российской империи своими стихами. Но началось все-таки все с Г.Р.Державина - самого крупного русского поэта XVIII столетия. Именно он, будучи Тамбовским губернатором (1786-1788 гг.), обратил внимание на местного интеллигента Захарьина, жившего в крайней нужде, добывавшего пропитание тем, что учил дворянских детей русской грамоте и немецкому языку. Державин поручил Захарьину произнести речь, посвященную открытию в городе 22 сентября 1786 г. народного училища. Речь имела большой успех, о ней стало известно самой императрице. Вдохновленный успехом, Захарьин решает обратиться к созданию книги нравственно-дидактического характера. В результате в 1793 г. выходит его труд "Путь к благонравию, или сокращенное наставление юношеству, содержащее в себе полезные и нравоучительные правила для всякого звания и состояния людей". Книга имела успех и в 1796 г. была переиздана.

Не меньшим успехом пользовался у современников и написанный Захарьиным обширный сказочный роман в шести частях "Арфаксад. Халдейская повесть, содержащая в себе образ жизни и нравов древних восточных народов... с помещением в приличных местах нравственных рассуждений к различным предметам относящихся". Содержание романа основано на переработке и всяческих домыслах восточных легенд и верований. Роман публиковался в 1795-1796 гг. Но самому автору, перебравшемуся к этому времени в Москву, книги его материального достатка не принесли. Адмирал Мордвинов, восхищенный "Арфаксадом", оказавшись в Москве и узнав от известного в то время "карманного Ее Величества стихотворца" В.П.Петрова адрес писателя, сам отправился в убогое чердачное жилище Захарьина, где тот проживал с семьей, и уговорил его отправиться вместе с ним и известным московским типографщиком С.И.Селивановским в Николаев.

Здесь стараниями Мордвинова Захарьин получает офицерский чин и место преподавателя в кадетском корпусе, преобразованном в 1796 г. в штурманское училище. В исповедальной книге Адмиралтейского собора за 1797 г. среди исповедающихся "Черноморского кадетского корпуса штаб и обер офицеров и прочих чинов" значится: "Поручик Петр Захарьин - 53 года. Жена его Елена Петровна - 40 лет. Дети: Михайла - 15 лет, Александра - 6 лет".

В созданной Селивановским Черноморской адмиралтейской типографии в 1798 году были переизданы "Арфаксад" и "Путь к благонравию" и напечатаны новые сочинения Захарьина: роман в двух частях "Приключения Клеандра, храброго царевича Лакедемонского, и Ниотилды, королевы Фракийской. Российское сочинение", а также исторический труд "Новый Синопсис, или краткое описание о происхождении словено-российского народа... Из разных повестописателей собранные и дополненные поручиком Петром Захарьиным". Повествование в нем было доведено до времен Петра I.

В Николаеве Захарьиным была также написана поэма в 12-ти песнях "Пожарский" - на тему событий 1612 г. и рассуждение практического характера "Наставление от отца к сыну". Неосуществленным остался замысел - создать произведение в жанре "философского путешествия", сюжет которого должен был вращаться вокруг путешествия древнекитайского философа Конфуция (VI-V вв. до н.э.).

Скончался Захарьин в Николаеве. В метрической книге Николаевского адмиралтейского собора отмечено: "24 марта 1799 года. Погребал протоиерей Ефимий Савурский в Соборе отставного капитана Петра Захарьина, коему от роду 55 лет".

В наше время книги Захарьина сохранились только в библиотеках мирового значения.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.14-15.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:41
Дион Хрисостом Друк E-mail

Древнегреческий ритор и философ, родившийся в 40 г. и скончавшийся в 115 г. н.э. Его родина - Прус (Малая Азия). Происходил из знатной семьи, получил прекрасное образование и рано начал заниматься философией. Много путешествовал. Жил в Египте, затем в Риме, откуда во время царствования императора Домициана (81-96 гг.) был изгнан. Ссылка к северным берегам Черного моря затянулась до 100 года. Возвратившись, жил в Прусе и Риме.

До нас дошли 80 речей Диона - философского, политического, морально-этического и историко-литературного содержания. Их отличает изящная форма, выразительный язык. Один из лучших стилистов своего времени, Дион является талантливым продолжателем лучших традиций аттической прозы, прежде всего Платона и Демосфена. Современники высоко ценили ораторское мастерство Диона, а потомки прозвали его Хрисостомом (Златоустом).

В 95 г. н.э. Дион посетил Ольвию, а позднее, в 100 г., в Прусе рассказал об этом в своей 36-й, так называемой "Борисфенитской речи" - существенном, достоверном источнике сведений о тогдашней Ольвии.

Соблюдая традиции ораторской прозы, Дион начинает с автобиографического вступления. Оратор сообщает, что он прибыл в Ольвию на корабле, имея намерение "пробиться через Скифию к гетам, чтоб увидеть собственными глазами, что там делается". Ольвия же его интересовала прежде всего потому, что ее история связана была с гетским нашествием (4).

Говоря о местонахождении Ольвии, оратор объясняет своим слушателям, что, хотя город называют Борисфеном (ныне Днепр), он расположен на Гипанисе (ныне Буг), чуть ниже мыса Гиполая (ныне мыс Станиславского), на противоположном берегу и, перекликаясь с Геродотом, прибавляет: "Мыс этот, остроугольный и каменистый, вклинивается, будто нос корабля, между устьями обеих рек".

Дион посетил Ольвию спустя 150 лет после гетского нашествия, во время которого она была разгромлена и опустошена. И хотя город был снова отстроен и заселен, былого расцвета он не получил. "Город борисфенитов, - говорит Дион, - по своей величине уже не отвечает своей былой славе, виною тому постоянные войны и разрушения. Ведь город построенный очень давно, в самой гуще варварских племен и притом, наверное, наиболее воинствующих, постоянно терпит нападения и не раз был захвачен неприятелем".

Оратор отмечает плачевное состояние Ольвии. Маленькие скромные жилища лепятся друг к другу. В храмах разбитые и не восстановленные статуи богов, то же - с надгробьями в некрополе. Весь город помещается на небольшой территории, примыкая к части старой городской стены, на которой уцелело несколько башен. Еще немного башен стоят весьма далеко от нынешнего поселения, так что трудно даже себе представить, что и они когда-то принадлежали городу.

Все мужское население находится в постоянной боевой готовности, так как почти ежедневно варвары совершают свои нападения.

Дион с удовлетворением рассказывает о своей встрече с двумя ольвиополитами: прекрасным молодым воином Каллистратом и мудрым старцем Иеросонтом - с чертами лица ионийского типа, что сохранился у ольвиополитов от предков. Он любуется видом этих бородатых и длинноволосых людей, которые напоминают ему героев Гомера.

Рассказчик отмечает сугубо греческий характер культуры города, хотя последний и переживает начало проникновения со стороны Рима. Ольвия управляется советом, который собирается у храма Зевса. Жители говорят на греческом языке, однако с провинциальным акцентом, поскольку живут среди варварских племен.

Дион подчеркивает исключительную любовь ольвиополитов к Гомеру. Его "Иллиаду" почти все знают наизусть, особенно те места, где говорится об Ахилле, которого в Ольвии чтут чрезвычайно и поклонение ему распространено особо.

За Гомером на втором месте по популярности стоят сочинения Платона. Сообщает оратор и о существовании в Ольвии своих местных поэтов, сочиняющих стихи в стиле древней эллинской поэзии. Их имен Дион не называет по понятным причинам. Стихи, созданные ими, не отличались совершенством, да и по-гречески, по его же словам, они уже говорили не чисто.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.9-11.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:39
Бион Борисфенит Друк E-mail

Уроженец Ольвии, писатель и философ-киник, он родился в конце IV в. и скончался в середине III в. до н.э. Его отцом был вольноотпущенник, торговец рыбой, родом борисфенит; мать - бывшая гетера. Попавшись на воровстве, отец Биона, вместе с семьей, был продан в рабство. Биона купил один ритор - профессиональный оратор, который не только обучил его своему мастерству, но и сделал своим наследником. После смерти хозяина бывший раб Бион прежде всего сжег все речи своего учителя и благодетеля, а затем перебрался в Афины и занялся философией. Став странствующим философом-киником, Бион прославился как создатель специфического кинического жанра - диатрибы, то есть небольшого по объему рассуждения, основанного на софистических передержках и парадоксах. Характерными чертами философии Биона, сложившейся в условиях кризиса античного полиса, являются релятивизм, цинизм и космополитизм. Истины не существует, ибо знания, как и суждения, относительны. Сам человек - и здесь Протагор прав - "есть мера всех вещей". Идеалы патриотизма, национальные интересы - не более как фикция. То, что традиционно считалось крайне позорным для человека, в высшей мере унизительным для него, - выдается киниками за наилучшее.

Сочинения самого Биона до нас не дошли, но сохранились свидетельства о нем в книге Диогена Лаэртскогожизни, учении и изречениях знаменитых философов" (конец II - начало III в. н.э.). Известны в отрывках сочинения Телета, последователя Биона.

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.9.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:38
Во времена Античности Друк E-mail

История культуры Северного Причерноморья имеет и свою, так сказать, предысторию. Речь идет об Ольвии, о литературных памятниках, бытовавших или созданных на этой земле. Это мифы, сказания, рассказы, дошедшие до нас в записях отдельных лиц, среди которых первое место принадлежит Геродоту (480-425 г. до н.э.), который посетил Ольвию не позднее 445 г. Сюда же относятся и сохранившиеся до нашего времени отдельные произведения других греческих авторов, так или иначе связанных с этим, основанным в VI в. до н. э. выходцами из Милета, греческим поселением-полисом.

Мифология рассматривалась в Древней Греции как начало истории. Однако ко времени существования Ольвии мифологическое сознание греков не только сложилось окончательно, но и происходит процесс его разложения. В "Истории" Геродота мифы, легенды, факты истории, предания, анекдоты рассматриваются в одном ряду. Историк неоднократно подчеркивает, что он только излагает услышанное и что это не обязывает все им зафиксированное принимать на веру.

К числу наиболее примечательных мифологических сказаний, записанных Геродотом у понтийских греков в самой крайней части Ойкумены, то есть известной грекам северной части земли, принадлежит один из вариантов мифа о десятом подвиге Геракла. Долгий путь пришлось проделать греческому герою, чтобы добыть и пригнать с западного края земли в Микены коров великана Гериона. Он обошел множество стран, среди которых была и Скифия. Здесь его настигли зима и мороз. Накинув на себя львиную шкуру, Геракл заснул, а когда проснулся, то обнаружил, что кони от его колесницы похищены. Разыскивая коней, Геракл обошел всю Скифию, пока не оказался в Гилее - лесной области в Нижнем Поднепровье, у границ Ольвийского государства. Здесь в пещере он встречает некое существо смешанной породы - полудеву, полузмею. Последняя согласилась вернуть коней при условии, что Геракл вступит с ней в любовную связь. От их любви родились три сына: Агафирс, Гелон и Скиф, давшие начало трем племенам. Скиф стал царствовать на этой земле (IV, 8-10).

Некоторые исследователи-скифологи утверждают, что данный рассказ о Геракле есть ни что иное, как подлинно скифский миф, одетый в греческие одежды. Но их доводы не убедительны. Это миф греческого происхождения. Геракл в нем - подлинно греческий герой. Его брак с местной богиней должен был обосновать право эллинов на владение землями в Северном Причерноморье, связать греческую историю с историей так называемых варваров.

К аттическому фольклору относится и записанный Геродотом в Северном Причерноморье один из вариантов многочисленных мифов об амазонках. В нем рассказывается о том, как греки, победив амазонок в битве при Фермодонте на их родине в Малой Азии, погрузили пленниц на три корабля и отправились на свою родину в Грецию. В пути пленницам удалось перебить своих победителей, но они не умели управлять парусами - и ветер пригнал корабли к Кремнам - гавани в земле царских скифов. Здесь амазонки, похитив табун лошадей, верхом на них стали грабить страну скифов. Первоначально скифы приняли амазонок за мужчин юного возраста. Затем, обнаружив правду, они решили амазонок не убивать, а при помощи самых красивых мужчин попытаться вступить с ними в связь. Так оно и произошло. Скифы и амазонки стали жить одним лагерем, причем, мужчины так и не смогли выучить язык амазонок, а женщины быстро усвоили язык мужчин. От брака скифов с амазонками, как утверждает миф, произошли савроматы (2).

Наконец, есть у Геродота и записи скифского фольклора, хотя и в передаче тех же эллинов. Это включенные в "Историю" две исторические новеллы - устные рассказы, сохранившиеся благодаря их бытованию в эллинской среде и подвергшиеся известной трансформации. Обе новеллы посвящены реальным лицам - знатным скифам, признавшим греческие обычаи и жестоко наказанные за это своими соотечественниками.

В первой новелле повествуется о смерти скифа Анахарсиса (VII-VI вв. до н.э.). Посетив множество стран и стяжав себе славу мудреца, по пути на родину в Гилею он останавливается в Кизике, где присутствует на ночном празднестве в честь Матери Богов. Здесь он дает обет, что если благополучно вернется домой, то тоже устроит празднество, подобное этому. Прибыв в Гилею, он сдержал слово. Но кто-то донес об этом царю Савлию, и тот выстрелом из лука убил Анахарсиса (IV, 76-77).

Вторая новелла тоже о гибели. На этот раз скифского царя Скила. О Скиле нет сведений ни в одном из других античных источников. Тем не менее это реальное историческое лицо, а события, о которых говорится в новелле, произошли незадолго до посещения Геродотом Ольвии.

Скил, будучи царем скифов, тайно от своих соотечественников был поклонником греческих обычаев и культуры, имел богатый дом в Ольвии, жену-гречанку. О том, что Скилу "суждено было испытать беду", ему следует предзнаменование: молния сжигает его дом в Ольвии. Но его это не останавливает. Он поклоняется богу Вакху:  впадая в вакхическое исступление, полагает, что в него вселяется сам бог. Все это вызывает негодование скифов. Они свергают Скила и провозглашают своим новым царем его брата Октамасада. Скил бежит во Фракию. Здесь он был выдан скифам и казнен (IV, 75-80).

Кроме Геродота, о Северном Причерноморье писал также Актиний Милетский (IV в. до н.э.). В созданной им поэме "Эфиопида" приводится миф о похищении богиней Фетидой из погребального костра ее сына Ахилла и перенесении его на остров Левку (3).

Культ Ахилла был широко распространен не только в Спарте, Элиде, Милете, но и в Ольвии, где он почитался как верховный бог Ольвийского государства. Отсюда то внимание, которое отличает ольвиополитов, к греческим мифам об Ахилле, особенно к тем вариантам, где повествуется о его воскресении на острове Левке и его женитьбе на Ифигении (варианты: Елене, Медее), мифам, где произошло слияние древнего бога Ахилла с гомеровским героем. На самом острове, возникшем, по преданию, по повелению матери Ахилла богини Фетиды, каменистом, высоко возвышающемся над морем, находился монументальный храм в честь Ахилла, построенный в V столетии до н.э.

К числу трансформированных ольвиополитами мифов об Ахилле путем переноса места действия на колонизируемые греками земли относится рассказ о преследовании Ахиллом на белой песчаной Тендровской косе (Ахилловом дроме) Ифигении, ранее похищенной богиней Артемидой во время жертвоприношения в Авлиде, ставшей жрицей в храме Артемиды, давшей обет безбрачия. В этой северной, наиболее широкой части косы, в сорока метрах от берега, находилось и святилище Ахилла, о чем свидетельствуют обнаруженные здесь посвятительные надписи.

Сами же эти мифы об Ахилле сохранились только в общих чертах и трудно поддаются анализу.

Что же касается греческих авторов, так или иначе связанных с Ольвией, то здесь ученые антиковеды и скифологи выделяют Биона Борисфенита (конец IV в. - сер. III в. до н.э.), Посидония (или Посейдония) Ольвиополита (III в. - I пол. II в. до н.э.), Дионисия Ольвийского (кон. III в. - I пол. II в. до н.э.), Диона Хрисостома (ок. 40 г. - ок. 112 г. н.э.), а также Сфера (II пол. III в. до н.э.). Но в последнем случае не выяснено его место рождения - Ольвия или Боспор.

Из названных лиц наибольший интерес, с точки зрения деятельности и с учетом имеющихся сведений, представляют двое из них.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.2.Литература и театр [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.6-8.

Опубліковано: Субота, 24 березня 2012, 20:36