СТАТИСТИКА ВІДВІДУВАНЬ

3805179
Сьогодні
Вчора
На цьому тижні
Цього місяця
Попереднього
Загалом
990
594
6695
20477
34654
3805179

Ваша ІР адреса: 54.158.238.108
2017-10-23 11:47

Календар

Жовтень 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Історія

Бугское казачество Друк E-mail

 

В 1769 году, время русско-турецкой войны, из молдаван, некрасовцев, волохов, болгар, украинских казаков и запорожцев, в основном православного происхождения, живших за Дунаем, турки создали два, так называемых арнаутских (8) полка и направили их против России.

Познакомившись с запорожскими казаками, эти полки по совету П.М.Скаржинского перешли на сторону России (9) и приняли участие в русско-турецкой войне 1768-1774 годов.

За верную службу на стороне России по окончании войны им предоставили земли на правой стороне Южного Буга, но с условием, что они будут нести казачью службу по подобию Донских казаков. (10). Им дали здесь 37407 десятин земли, и, кроме того, 72 тысячи десятин - старшинам и офицерам. И в 1774 году новоприбывшие поселились на них, основав первоначально селения Новогригорьевку, Соколы, Раковец, Арнаутовку (Дорошовку), Скаржинку (Трикраты), Михайловку, Троицкое. (11). В них они обзавелись усадьбами, занялись сельским хозяйством и несли пограничную службу по , для чего на свой счет содержали отряд в тысячу человек. Всего им было отведено 109407 десятин земли.

В 1775 году рядом с новыми Бугскими селениями по реке Ингулу разместился навербованный казачий полк майора Василия Касперова. Полк этот был набран русскими во время Турецкой войны из разных иностранцев славянского происхождения и известен был под названием "Нововербованного", "Новонабранного", "Вербованного"/

В 1785 году из бугских и ингульских поселенных казаков и из крестьян, купленных правительством у бугских помещиков, сформирован полуторатысячный Бугский конный казачий полк.

В 1786 году Бугский конный казачий полк разделен на два:

1-й и 2-й Бугские конные казачьи полки. В 1787 году оба полка вошли в состав Екатеринославского казачьего полка, гетманом которого был Г.А.Потемкин. К этому времени они уже назывались Бугскими казаками.

Бугские казаки в количестве 1500 человек принимали участие в войне 1787-1791 годов и отличились при осаде Кинбурна и Очакова. Один из архивных документов сообщает нам, что "многие из бугцев были побиты и ранами изувечены, а вдовы и сироты их оставлены без довлеющего призрения". (12).

Историк А.А.Скальковский сообщает, что Бугские казаки, содержа кордоны на границе, занимались сельским хозяйством в своих богатых станицах, "так что к ним стекались на жительство и на службу многие крестьяне из западных и малороссийских губерний". (13).

Г.А.Потемкин пытался переманить Бугских казаков в свои Красносельские имения, но они напрочь отказались.

В 1796 году с образованием Вознесенского наместничества Бугские казаки вошли со своими селениями в его состав под названием "Вознесенского казачьего войска". Станицей их стали Соколы (Вознесенск). Но в 1797 году, когда Вознесенская губерния была упразднена, казаков распустили по домам, а в 1800 году их перевели в разряд государственных крестьян.

Что побудило казаков отправить в станицу своих депутатов, капитанов Хмельницкого и Салтыковского, с просьбой, чтобы их из крестьян снова перевели в разряд казачества, не известно, - возможно, боязнь попасть в крепостную зависимость. Скальковский, правда, объясняет их действия иначе: "прельстились деяниями правительства", продолжавшего политику Екатерины II в отношении крестьян.

Правительство согласилось восстановить Бугское казачество и, собрав необходимые сведения, составило проект его устройства. К этому времени число казаков, включая 600 человек болгар, переселившихся сюда из-за границы, а также выходцев из других южнославянских народов, навербованных Н.Р.Кантакузеным (в иных случаях Кантакузин), составляло 6383 человек мужского пола, живших по обеим сторонам Южного Буга. У них дворов 1595, а удобной земли 169738 десятин.

Из них 8 мая 1803 года вновь было учреждено Бугское казачье войско из трех пятисотенных нерегулярных полков, которым тогда же были дарованы сотенные знамена. Один из полков всегда по очереди должен был содержать кордонную стражу на границе, а при необходимости все три могли быть выставлены на службу.

Для соблюдения в войске гражданского и хозяйственного порядка в Вознесенске учреждена была войсковая канцелярия из двух выборных непременных членов и двух ассесоров, сменяемых через каждые три года. Во главе канцелярии, как и войска, стоял войсковой атаман. Канцелярия эта по военной части подчинялась инспектору Крымской инспекции, а по гражданской состояла в ведомстве губернского начальства, управляющего губернией.

Войску предоставили разные права, простили неуплаченные подати, определили службу и установили повинности. Войсковым атаманом царем был назначен (до сих пор избирали) генерал-майор Иван Кузьмич Краснов.

Бугские казаки выступили против назначения атаманом Краснова. Станицы Новогригорьевскую, Визиряны (позже Арнаутовка, ныне Дорошовка) и Вознесенск охватило волнение. Для усмирения казаков "и понуждения пристойным образом к повиновению его, Краснова, предписаниям" была введена рота Сибирского Гренадерского полка под командованием капитана Реттера. Десять дней продолжалась смута - в результате применения оружия вспышка протеста была подавлена.

Чтобы задобрить Бугское войско, ему было подарено 15 знамен "при милостивой грамоте". Прежде в войске было 12 знамен: 10 данных Румянцевым и Потемкиным (с изображением Георгиевского креста с буквой Е в середине) и 2 собственных, вероятно, привезенных еще из Турции (с изображением Святой Троицы и Святого Григория Великой Армении).

А.А.Скальковский приводит такие данные о составе Бугского казачьего войска:

I) В Елисаветградском уезде станицы: Михайловка, Красноселье, Гумницкая, Лозоватка, Лагери, Кучеровка, Нерубайка, Новогригорьевка, Сердечная, Уховка, Водяная.

В этих станицах было 3361 человек мужского пола, 340 дворов, 43945 десятин удобной земли.

2) В Ольвиопольском уезде станицы: Троицкое, Михайловка, Белоусовка, Арнаутовка, Новогригорьевка, Соколы (Вознесенск). Здесь считалось 1592 человека мужского пола, 308 дворов и 62700 десятин удобной земли.

3) В Херсонском уезде станицы: Новопетровка, Федоровка (Новая Одесса), Касперовка, Баловная, Себино, Матвеевка, Константиновка, Гурьевка. Кроме того, два села болгарские, вновь присоединенные к войску, - Щербиновка (Щербани) и Дымино (Дымовка).

В них 1430 человек мужского пола, 359 дворов и 63097 десятин удобной земли.

Со временем к Бугскому казачеству присоединились издавна жившие на этих землях малороссийские казаки и небольшое число безземельного польского шляхетства, так что к 1804 году в войске считалось более 7 тысяч человек мужского пола.

Хотя А.А.Скальковский и говорит, что Бугские казаки жили в своих богатых станицах, жизнь простых казаков была далека от благоденствия. В войске, среди высших чинов, процветало казнокрадство, взяточничество, бесчинства, грабеж населения, присвоение начальством причитающихся казакам денег и прочие беззакония.

Так, хотя правительство брало на себя обязательство оплачивать затрачиваемые казаками во время походов средства на продовольствие и фураж, однако, несмотря на их неоднократные жалобы, военная коллегия не выплатила им 63600 рублей - за все годы войны 1787-1791 годов. Не выплачивали им фуражных денег и в дальнейшем.

И.Хиони приводит примеры злоупотреблений войсковых командиров. (14).

После ликвидации в 1797 году Бугского казачьего войска его бывший атаман А.П.Орлов по фальшивым документам, тайнополучил 63 тысячи рублей, которые были предназначены казакам. Это стало известно только в 1803 году при восстановлении Бугского казачества.

11 октября 1806 года герцог Ришелье снял Краснова с должности войскового атамана за выявленные злоупотребления и заменил его Николаем Родионовичем (Радукановичем) Кантакузеным. Но уже в 1808 году возникло следственное судебное дело по поводу злоупотреблений и атамана Кантакузена. Рассмотрение дела затянулось на многие годы (не без поддержки Ришелье), а в 1814 году прекращено совсем. Кантакузену удалось сохранить за собой должность атамана Бугского казачьего войска до его ликвидации в 1817 году.

Большие суммы денег присвоил также и командир 2-го Бугского казачьего полка майор Балеев, при этом он проявлял к казакам и своеволие. Например, урядник Мацков на следствии показывал, что "казак Василий Лысенко по приказанию Балеева хорунжим Деревянкиным наказан был лежа на земле нагим палкой, которому дано не менее 100 ударов, а вины же за ним никакой не видно". (15).

Казак Порфирий Середа и урядник Зеленый присягали, что "казак Иван Биевиц, не быв уличен в краже у священника плугового железа, наказан в одной рубахе плетьми, так что, когда Биевиц напоследок не мог сам стоять на ногах, был придерживаем". (16).

По решению министра Балеев был отстранен от командования полком и предан военному суду, а потом, по требованию казаков, выслан за пределы Бугского казачьего войска.

О притеснениях со стороны местных властей свидетельствуют жалобы казаков из станиц Матвеевки, Баловной, Константиновки, Гурьевки, Себиной, Новопетровки, Касперовки, Федоровки и других. Так, казаки станицы Арнаутовки писали: "Станичные атаманы взиманием нас для употребления в домашние их работы крайне обижают и разоряют, чем сурово и жестокосердно с нами поступая, ругают и бьют... Итак мы смело о себе сказать можем да и утвердить присягою, что не живем на воле, равно как в каторге, но хотя на руках и ногах наших оков не видим, но душою и сердцем в тяжкой скорби и печали и точно как тяжелыми цепями окованными находимся, не получая ни от кого отрады и милости". (17).

Из множества случаев приведем еще один. Чиновник войсковой канцелярии Измайлов за то, что казак станицы Троицкой Разорян не дал ему лошадь для поездки в соседнюю станицу, приказал резервному казаку сесть Разоряну на шею и последний вынужден был возить его по улице на плечах. "Через что казак (Разорян) лишился здравого смысла". (18).

Все это приводило к недовольству и волнениям в среде казачества. Но и после подавления волнений самовластие и насилие старшин над казаками продолжалось.

Тем не менее в минуты грозящей родине опасности бугцы умели постоять за нее и себя не щадили.

В Отечественную войну 1812 года атаман Кантакузен донес герцогу Ришелье, что казаки добровольно сформировали пятисотенную дружину Бугских казаков и казачий эскадрон Скаржинского. И просил только помочь оружием, которого им не хватало. Кроме того, доносил Кантакузен, войско готовит еще 500 человек, для замены убитых и раненых.

В сражениях особо отличился 1 Бугский казачий полк, отдельные части которого (более 100 человек) вошли в состав партизанского отряда Дениса Давыдова. Давыдов высоко ценил боевые качества Бугских казаков и даже просил Кутузова, чтобы он "дал письменное благоволение... Бугскому казачьему полку, который отлично во время моего командования во всех действиях себя проявил".

В "Дневнике партизанских действий 1812 года" (19), написанном Давыдовым много лет спустя после Отечественной войны, а также в других военных воспоминаниях Денис Васильевич Давыдов многократно, с большой теплотой отзывался о 1-м Бугском казачьем полке и его командире Чеченском (20), который привлекал к себе внимание "своей чрезвычайной храбростью, редкой инициативой и сметливостью в важнейших случаях".

В другом месте Д.Давыдов пишет о нем: "Черкес, вывезенный из Чечни младенцем и возмужавший в России. Росту малого, сухощавый, горбоносый, цвета лица бронзового, волосу черного, как крыло ворона, взора орлиного. Характер ярый, запальчивый и неукротимый: явный друг или враг; предприимчивости беспредельной, сметливости и решимости мгновенных".

По целым суткам не сходил с коня другой командир Бугских казаков Ситников. И 60-летний Ситников, и молодой офицер Мотылев – «оба отличной храбрости и неукротимой деятельности офицеры». Буквально все казаки до единого достойны того, чтобы о них помнили потомки, но, к сожалению, Давыдов забыл их имена.

Бугские казаки в составе отряда Давыдова атаковали в тылу у французов 18 сентября 1812 года гарнизон села Юренево, на пути к Вязьме. 14 октября они атаковали большой обоз с провиантом, а в битве под Ляховым, где партизанами было нанесено жесточайшее поражение огромному французскому отряду генерала Ожеро, 1-й Бугский казачий полк выполнял важнейшие задания. Партизаны, имевшие значительно меньше бойцов, чем противник, заставили его сдаться. «Победа эта тем более знаменита, - сообщал Кутузов в донесении в Петербург, - что впервые на протяжении нынешней кампании вражеский корпус сложил перед нами оружие». (21).

По окончании Отечественной войны, при вступлении русской армии на неприятельскую территорию, партизанский отряд Давыдова занял передовое место в армии, став одним из авангардов передового корпуса главной армии. В составе этой армии продолжал воевать и 1-й Бугский казачий полк.

Сохранился указ об отставке Бугского казачьего офицера Степана Тимофеевича Лабенского. Из указа следует, что Бугские казаки участвовали также в турецкой кампании 1808 года, а главное - во взятии Парижа. В указе говорится, что Лабенский, вступивший казаком в 1805 году в Бугское войско, "имеет серебряные медали в память 1812 года и за взятие города Парижа 19 марта 1814 года установленные". (22).

В 1816 году 1-му Бугскому казачьему полку пожалован Георгиевский штандарт "В воздаяние отличных подвигов, оказанных в минувшую войну в сражениях при Вязьме, Краоне, Лаоне и Арсисе".

Д.Давыдов утверждает, что каждый из воевавших казаков имел не менее трех наград.

23 апреля 1817 года начальник Украинской уланской дивизии, генерал-майор граф И.О.Витт донес генерал-губернатору Ланжерону, что воля государя-императора есть: "все земли и села Бугского войска, с причислением 18 деревень Ольвиопольского, Херсонского и Елисаветградского уездов, исключить из гражданского ведомства для учреждения военного поселения в Херсонской губернии".

8 октября 1817 года Бугское казачье войско упразднено и учреждено военное поселение Бугской уланской дивизии с центром в Вознесенске. Казакам объявили об этом указ. Бугцы же, еще не испытав тяжести предстоящей им регламентации и других испытаний, встретили в штыки насаждаемые насильственно нововведения. Возникло волнение. К тому же отставной капитан Н.Ф.Барвинский уверил казаков, что по жалованной грамоте Екатерины II Бугское казачье войско не может быть преобразовано в военное поселение.

Возмущенные казаки препятствовали переписи своих семейств и, захватив станичную печать, отказывались возвратить ее. В то же время они отправили в Вознесенск с жалобой к наказному атаману Кантакузену двух казаков – А.Бабиченко и К.Гетманенко, вызвавшихся ехать туда в качестве депутатов.

Кантакузен убеждал депутатов выполнить волю государя. Казаки же умоляли его ходатайствовать о том, чтобы оставить их в прежнем состоянии. Кантакузен доложил об этом государю.

21 июля 1817 года Витт, которому было поручено организовать военные поселения, доносил, что Бугские казаки, "привыкшие с давних времен к вольности и неустройству, и видя, что новое их образование должно теперь ограничиться другими правилами и вести новый порядок, открыли дерзость свою неповиновением и ослушанием до такой степени, что все предпринимаемые меры отвратить их от столь безрассудного стремления... остались безуспешными". (23).

Председатель комитета по делам военных поселений граф А.А. Аракчеев, получив донесение от Витта, писал ему: "Действуя благоразумным внушением страха, не менее как и преимуществ, соединенных с повиновением Высочайшей особе, вы можете решительно объявить Бугцам, что всякий из них, кто дерзнет противиться точному исполнению воли Его Величества, непременно будет наказан и переселен в Сибирь на службу в тамошнее казачье войско и, следовательно, безвозвратно лишится всех выгод настоящей своей оседлости". (24).

Что касается Кантакузена, то его обвинили в попустительстве и наказали "самым чувствительным образом" - ему поручили привести преданных ему и уважающих его до сих пор казаков в повиновение.

Против восставших был брошен Украинский уланский полк. Бабиченко и Гетманенко были арестованы в первом же столкновении. Но волна восстания разрасталась. Казаки заявили, что прочитанный им приказ, "содержащий в себе Высочайшую волю, исполнять не желают" и что они "не оставят прежних знамен, пока живы". (25).

Для подавления восстания правительство направило еще 4 полка. Их разместили по домам бугцев. В Михайловскую станицу, например, для усмирения поставили целый полк пехоты - по 15 солдат на дом.

Около трех месяцев длилось восстание в бугских станицах. Участник событий А.С.Пищевич вспоминал, что много казаков "были переколоты, потоплены в Буге, сечены кнутом, отосланы в Сибирь и прогнаны сквозь строй. В некоторых местах женщины, видя уланов, атакующих их мужей, бросались всадникам навстречу с младенцами в руках, мня собою заставить гибель, приготовленную их мужьям, но сие немало им не помогло". (26).

Новых военных поселенцев приводили к присяге под жерлами артиллерийских орудий. И "несчастные, видя зажженными фитили, видя весь губительный снаряд, готовый грянуть в них, присягнули". (27).

Военным судом судили 93 человека. Комиссия военного суда 64 из них приговорила к смертной казни, а остальным 29 присудили "бытность под караулом". Но приговор этот был изменен - и по Высочайшему повелению капитан Н.Ф.Барвинский был лишен чинов, дворянства, знаков отличия и изгнан из поселения Бугского войска. Казаков А.Бабиченко и К.Гетманенко, "кои возбудили прочих открыть сопротивление", выслали рядовыми в отдельный Сибирский корпус с тем, чтобы они никогда не были уволены ни в отставку, ни в отпуск. Все остальные были «прощены», если не считать наказания шпицрутенами и отдачу в солдаты.

Бугские казаки

Офицер

Казак и урядник

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.28-35.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:54
Головатый Антон Андреевич Друк E-mail

Антон Головатый.

Запорожец.

Кошевой писарь Новой Запорожской Сечи, войсковой судья, кошевой атаман Черноморского казачьего войска, Антон Андреевич Головатый учился в Киевской духовной академии, был ритором в ней, но, мечтая о подвигах, о борьбе с турками, бросил ее и подался в 1757 году в Запорожскую Сечь. В Сечи быстро оценили его храбрость, образованность, распорядительность, живой ум и окрестили "головатым". С этой кличкой он и вошел в историю. Через пять лет он был избран атаманом куреня (полка), писарем при кошевой администрации.

В 1787 году, когда началась русско-турецкая война, Головатый, в числе других атаманов, принял участие в формировании из бывших запорожцев "войска верных казаков", которое в 1788 году за подвиги и мужество в войне на Черном море было переименовано в Черноморское казачье войско. Антон Головатый избран был в нем войсковым судьей. В период военных действий он возглавил вновь созданную гребную флотилию и пехоту. Во время штурма Очакова Потемкин приказал Головатому захватить остров Березань, важную турецкую крепость. После жестокого боя крепость была взята. За этот подвиг Головатый первый из казаков получил Георгиевский крест. Черноморское казачье войско во главе с Антоном Андреевичем Головатым принимало участие и в штурме Измаила. После того, как крепость была взята, Потемкин писал в донесении Екатерине II:

«Полковник Головатый с беспредельною храбростью и неусыпностью не только побеждал, но и, лично действуя, вышел на берег, вступил с неприятелем в бой и разбил оного». (7). За победу над Измаилом Головатый получил орден Святого Владимира и золотой Измаильский крест.

Головатый был не только храбрым воином. Это был прекрасный организатор, мудрый и ловкий дипломат. Кроме того, он обладал высокой степени ораторским искусством, необычайным красноречием и остроумием. Не зря войсковая старшина именно его после войны направляет в Петербург с важным поручением - просить у Екатерины II земли на Кубани для Черноморского войска. И тут в полной мере проявляются его дипломатические способности. Он привез с собой в Петербург не только богатые подарки придворным сановникам, но и свою любимую бандуру. Антон Головатый был прекрасным бандуристом и сочинял песни. Когда он ударял по струнам, все вдруг замолкало, все слушали его игру и сочиненные им песни, рисовавшие судьбу запорожца:

Ой, боже наш, боже милостивий!

Вродилися ми в світі нещасливі.

Служили вірно в полі і на морі,

Та й осталися убогі, босі й голі… -

пел он, и непритворные слезы катились по щекам этого бывалого казака.

Екатерина II слушала игру Головатого и восхищалась и пением, и внешностью запорожца, и экзотикой его одежды: среднего роста, смуглый, с большими усами и бритой головой, с оставленным только оселедцем, закрученным несколько раз за левое ухо. Зеленый чекмень с полковничьими галунами, белый жупан с закинутыми назад рукавами, широчайшие шаровары, красные сафьяновые сапоги с серебряными подковами, и грудь, увешанная российскими орденами, - довершали впечатление. Тогда же Головатый обратился к императрице с речью, изысканной, льстивой и витиеватой, в духе того времени:

"Жизнедательным державного веления Твоего словом перерожденный из неплодного бытия, верный Черноморский кош приемлет ныне дерзновение возн

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:51
Бугогардовская паланка Друк E-mail

На Буге, в урочище Запорожский гард (близ нынешнего села Богдановна Доманевского района), находилась казачья слобода Гард. Свое название слобода, как и урочище, получила от Гарда - места ловли рыбы и рыбного завода, построенного запорожцами еще в ХVI веке.

Гард стоял на важном торговом пути и связывал торговлю Запорожья с Польшей и Крымом. Кроме одного из главных шляхов - Черного, здесь проходил еще Гардовый, а также два других от Гарда - Сечевой высший и Сечевой низший. По ним шли многочисленные купеческие караваны и чумацкие обозы. Из множества переправ через Буг переправа у Гарда была одной из главных вплоть до конца ХVIII века. В самом урочище была лодочная, а напротив острова Великого - паромная переправа.

В ХVIII веке у переправы был установлен главный пограничный вооруженный пост, или паланка, получившая название от местностиБугогардовская. У польско-татарской границы, на один километр выше Гарда, стояла застава из восьмидесяти человек во главе с казачьим полковником, без разрешения которого никто не мог переехать границу. При переправе была кузня, которая обслуживала проезжающих.

Бугогардовская паланка занимала территорию между левым берегом Буга и правым Ингульца, с одной стороны, и Днепром и Новосербской границей, с другой стороны.

Когда именно возникла Бугогардовская паланка, неизвестно. По предположению Дмитрия Ивановича Яворницкого, земля запорожских казаков была разделена на паланки в 1734 году, после возвращения запорожцев из-под власти крымского хана в Россию. А так как Бугогардовская паланка была одной из первых, то и основание ее можно отнести приблизительно к этому времени.

На запрос, что такое Бугогардовская паланка, кошевой Алексей Белицкий 4 августа 1760 года отвечает: "В урочище Гард Запорожские казаки прежде сего и ныне ежегодно в летнее время, для ловли рыбы, отправляются з Сечи и из зимовников, и тамо чрез все лето даже до самой осени находятся. А как это уже самое граничное место, то для порядочности между рыболовами и казаками, от Коша полковник с особенною пристойною командою казаков Запорожских туды отправляются. На зимнее же время в ближние к Сечи места, а именно: в Великий и Малый Ингул (Ингулец) приходят".

В Бугогардовской паланке сел не было, но стояли значительные запорожские команды для охраны границ и рыбного промысла. Команда состояла из 375 казаков (летом до 500 человек), под начальством полковника и двух старшин. В предписании говорится, что полковнику "Гардовому Иосифу Ковалевскому, около Гарду по-над рекою Бугом, по Ингулу и в других тамошних местах" следует осуществлять надзор за территорией. Размещались казаки в пятидесяти шалашах, двух избах и десяти землянках. Сохранился план Запорожского гарда и оттиски войсковых печатей, паланочной и двух полковых.

На территории паланки стояли зимовники: в урочище Соколы, Вербовом, Балацком, Мигеи, Корабельном, Громоклее. Кроме рыбной ловли, казаки Бугогардовского ведомства занимались охотой.

На Гардовом острове ежегодно устанавливалась казачья походная церковь во имя Покрова пресвятой Богородицы. Она существовала уже в 1742 году. Когда казаки шли в поход, церковь свою они брали с собой.

Гард постоянно подвергался нападениям со стороны поляков, татар и турок. В 1740 году отряды казаков польского графа Потоцкого, возглавляемые изменником Савой Чалым, варварски разрушили Гард, но запорожцы отстроили его снова.

 

План Запорожского гардана реке Буг

Объяснение к плану Запорожского гарда на реке Буг

Составлено инженер-полковником Даниэлем де-Боксетом

Остров, на котором весной запорожские казаки имеют жительство.

2.Церковь.

3.Гарды, или рыбные заколы.

4.Осеннее жительство казаков.

5.Начало турецкой границы.

6.Камень Пугач, высотой 20 сажень.

Печати Бугогардовской паланки.

(«З української старовини.» К., «Мистецтво», 1991).

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. -С.25-26.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:48
Запорожское казачество в Побужье Друк E-mail

Нижнее течение Южного Буга, левый берег его, явилось местом, где с ХV века начали селиться и постепенно приобрели на него свои права запорожские казаки.

Вплоть до ХVII века делались попытки установить границу между запорожскими землями и Турцией. По универсалу 1655 года, данному казакам Богданом Хмельницким, определялись границы вольностей запорожских казаков. Пограничной чертой владений их с юго-западной стороны, начиная от Польши, была определена речка Синюха, впадающая в Буг с левой стороны.

«Межевая запись» 1705 года, составленная уполномоченными от России и Турции, официально подтверждала и уточняла уже существующую границу между Запорожьем и Турцией. Она тянулась от Орлика (ныне Первомайск) вниз по Бугу, до его левого притока Сухого Ташлыка, затем поворачивала на юго-восток и, пересекая речки Мертвовод, Громоклею, Ингул, Висунь, Ингулец, шла прямо вниз, до устья Бугского лиманаоколо 180 километров (3).

Река Южный Буг играла важнейшую (наряду с Днепром) роль в истории запорожских казаков. Они называли ее «Бог», «славной» рекой, а окрестности Побожьем. О запорожских временах повествует топонимика окрестностей Побужья. Самый большой порог (из 21 порога на Буге) носил название Запорожский. СкалыПротычанская (или Высокая), Компанейская, Сова, Брама, Пугач; островаГардовый, Мамая, Кременцов, Андреев. Среди пещер наиболее известная Кузня (против села Мигеи на левом берегу); косы: Жабурная, Осницкая, Балабанова, Ожарская, Русская, Волошская; мысы: Семенов, Скельский. И, наконец, реки: Синюха, Мертвовод, Гарбузинка, Солониханосят названия казачьи, запорожские.

Для охраны территории запорожские казаки устанавливали пограничные посты, заставы, бекеты (пикеты). Такие заставы были во многих местах. Так, например, выше Гарда на 1 км, у польско-татарской границы была застава из 80 человек во главе с полковником, без ведома которого никто не мог переехать границу. А.Скальковский приводит документрапорт кошевого атамана Запорожской Сечи Григория Федоровича Лантуха гетману в 1756 году: «Полковникам: Гардовому Иосифу Ковалевскому, около Гарду по-над рекою Бугом, по Ингулу и в других тамошних местах» следует осуществлять надзор за территориейнакрепко велено смотреть») (4).

На территории Николаевщины известны заставы: пост и аванпост у Мигеи, укрепление Орлик, пограничная застава Брод, застава Вороновка (с 1745 года, старое название Пондик), Касперово-Николаевка (с 1743 года) – кордон запорожцев с турками; Константиновкапограничный пост на Южном Буге по охране переправы на Богдановских порогахважный торговый путь из Крыма в Польшу; сторожевой зимовник Лысая Гора вблизи русско-польской границы и турецких владений; укрепленный зимовник Куца Балка (Новый Буг). Пограничные разъезды (пикеты) вдоль границ действовали в основном по рекам: Ингулу, Громоклее, Синюхе и особенно по Бугскому лиману.

Для наблюдения за территорией использовались насыпные сторожевые курганы. Их было множество и назывались они «могилами».

По Прибужью шел один из главных запорожских шляховЧерный. Он шел из Польши в Крым и Очаков (Турецкую область). По нему держали свой путь торговцы и чумаки. Кроме него, был Гардовый шлях: из Подолиичерез Буг – в Крым. От Гарда шли еще два шляха: Сечевой высший (от Гарда на Белоновку) и Сечевой низший – шел параллельно высшему, также от Гарда.

Переправляясь через Буг (вброд, на лодках, паромах, плотах), проезжающие платили пошлину – «мостовое» и являлись в Гард. Здесь им давали конвой для безопасности в пути. На каждой переправе снова платили «мостовое». Из бродов и переправ на Южном Буге известны следующие: Витовтов брод (ниже устья Синюхи), Мигийский перевоз (на 3 версты выше Гарда), Гардовый перевоз, Кременецкий брод (на 6 верст ниже Гардового), Безыменный перевоз, Синюхин (Синюшин) брод, Казачий перевоз (на Виноградной косе, что на Спасском мысе). Было еще несколько бродов через речки Мертвовод, Арбузинку, Ингулец и два через Ингул.

Из множества перевозов Бугогардовскийодин из главных (через Буг к Мертвоводу).

Через него переправлялись большей частью купцы польские и малороссийские, едущие в Очаков и из Очакова, в Запорожье и обратно.

Для обслуживания проезжающих при перевозах были кузни.

Запорожское низовое войско делилось в военном отношении на курени, то есть сотни (их было 38), а в территориальномна паланки (всего 8).

На территории нынешней Николаевщины находились Бугогардовская паланкаодин из важнейших форпостов на юге России, часть Прогноинской и Ингульской.

Прогноинская паланка находилась в «Прогноях», то есть у соленых озер на Кинбурнском полуострове, с центром в Прогноинске (ныне Херсонской области). Здесь стоял передовой запорожский пост, наблюдавший за движением татар и турок и охранявший добытчиков соли и всех торговцев, ехавших в Крым, Очаков и Прогной из Запорожья и Малороссии. Озера на Кинбурнской косе запорожцы считали своим достоянием и вывозили добытую в них соль в большом количестве в Запорожье, Малороссию и Польшу. Прогноинская паланка имела свою переправу через Бугский лиман для переезда в Очаков. Прогноинский пост строго охранялся, в нем строго запрещалось «сидеть зимовниками».

Запорожское казачество делилось на сечевых и зимовых казаков – тех, что жили не в Сечи, а в зимовниках. Зимовники – это небольшие хутора, хозяева которых занимались сельским хозяйством, содержали скот, а при некоторых и рыбную ловлю. Зимовник представлял собой большой двор, посреди которого стояло 2-3 хаты и разные хозяйственные постройки. Двор был огорожен. Недалеко от зимовника стояла мельница. Главной обязанностью зимовчан (их называли еще «зимовчаками», «сиднями», «гниздюками», «гречкосиями») было кормить сечевых казаков.

Зимовчаки обрабатывали землю, сеяли разное зерно, разводили скот, заготавливали сено, обрабатывали огороды, устраивали пасеки, садили сады, охотились, ловили рыбу, вели мелкую торговлю и так далее. Район Буга, Ингульца был главным местом конских заводов, урочища по Ингулу и Громоклее – особенно известные места для пчеловодства. Здесь казаки «изрядное количество меду добывали». Среди запорожцев особенно широко было развито рыболовство. Для добычи и переработки рыбы устраивались специальные заводы, при них курени – для проживания рыбаков в зимнее время и шалаши – в летнее.

Заведовали ими «господари», которых в Гарде называли гардовничими. Их помощники (таровчане) управляли таром, или неводом. Рыболовные заводы содержали 3-4 компаньона («односумы»). Из всех рыбных заводов наибольшей известностью пользовался Гард на Буге.

В разных местах Николаевщины по рекам: Бугу. Ингулу, Громоклее, Мертвоводу и другим – располагались зимовники. В 1772 году в Бугогардовской и Ингульской паланках насчитывалось зимовников: по Ингулу – 17, Ингульцу – 11, Громоклее – 11, Бугу – 7, Мертвоводу – 4, Еланцу – 5, Сухому Еланцу – 1. Всего 71(5). В разное время количество их менялось.

Кроме того, были еще загоны для скота и овец – 5, несколько рыбных заводов, при которых для зимы строили землянки, а для лета – шалаши. Таких землянок только по Бугу было 11, шалашей – 39, а всего землянок – 34, шалашей – 59.

Из зимовников возникли и выросли нынешние села: Александровка Вознесенского района, Баловное Новоодесского района (основал казак Яцко Баловня), Баратовка Новобугского района (зимовник запорожца Остапа Басараба), Белевка Казанковского района (зимовник Григория Бельченко, в конце ХVIII века – запорожского полковника Ивана Дмитриева сына Белого), Белоусовка Вознесенского района, Братское, Бугское Вознесенского района (запорожский хутор Глубокая Пристань), Владимировка Казанковского района, Анновка Новобугского района (зимовник казака Петра Сухого), Гурьевка Новоодесского района, Зеленый Гай (Вербове) Баштанского района, Калиновка Жовтневого района (в начале ХVIII века зимовник Карпа Островерха, в 70-х годах ХVIII века - войскового товарища Филиппа Романова, сына Демского), Кандыбино Новоодесского района (зимовник. Когда его получал генерал Кандыба, ему рекомендовали не разрушать зимовник), Касперово-Николаевка Баштанского района (зимовник казака Бурноса), Кисляковка (в составе Лиманов, запорожское поселение, Кисляковский кош, в нем 200 человек конной команды и до 40 камышовых шалашей, а «при них печи для печения хлеба в горе поделаны»; казачья церковь), Костычи Баштанского района, Константиновка Арбузинского района (казачий пограничный пост на Буге), Константиновка Баштанского района, Крутоярка Еланецкого района, Курипчаное Первомайского района, Ленино Баштанского района (старое название Барвинцовка, Забелино, полковничья паланка), Любарка Баштанского района (в составе Касперово-Николаевки, старое название Харкова, зимовник Захария Чепеги), Костуватое Братского района, Крымка Первомайского района, Катериновка Баштанского района (в составе Касперово-Николаевки, старое название Горбулова, зимовник казака Горба), Лысая Гора (сторожевой зимовник), Марьевка Баштанского района (зимовник казака Ивана Сушко), Матвеевка (в составе города Николаева), Мигея Первомайского района, Михайловка Баштанского района (хутор-зимовник казака Мечета), Михайловка Новоодесского района (хутор-зимовник казака Миколы), Новая Одесса (старое название Федоровка, зимовник казака Федора Осадчего), Касперовка (в составе Новой Одессы), Новый Буг (старое название Куца Балка; в ХVI - ХVIII веках зимовники Якова Куцы ( по другим данным Якобы Куцого) и других; укрепленный зимовник), Привольное Баштанского района, Щербани Вознесенского района (зимовник старшины Щербаня) и другие.

По свидетельству Д.И.Яворницкого, на территории нынешней Николаевской области было три казацких церкви: в Орлике, Гарде и Кисляковке. Но, очевидно, их было больше. А.О.Смирнова-Россет, проведшая несколько лет (1813-1820) в сельце Водяном, что на Громоклее, вспоминает, что бабушка водила ее в церковь Андрея Первозванного в семи верстах от Водяного. Ее детский ум поражала икона на которой был изображен образ Андрея Первозванного (6). «Образ был самый уродливый. Святой был похож на казака, всклокоченные черные волосы, злые черные глаза, длинные усы, в красном жупане, он держал какое-то оружие в руках, похожее на алебарду наших старых будочников». Не исключено, что это еще одна казачья церковь, которая не была известна Яворницкому.

Кроме упомянутой топонимики, следы пребывания казачества на наших землях сохранили легенды, думы, народные песнипамятники истории казачества. В Кисляковке, Баловном, Новогригорьевке, Ковалевке и других местах на сельских кладбищах сохранились казачьи надмогильные кресты.

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.20-24.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:44
Свидетели древности (степные курганы) Друк E-mail

Каменная баба. (Из «Історії України-Русі» М.Аркаса)

Проезжая по бескрайним южным степям, мы иногда замечаем небольшие холмы, раскинутые среди распаханных полей. Это курганы - насыпи над древними могилами, в народе и называют их печальным именеммогилы. Следы их сохранились до наших дней, хотя и немногочисленные: разрушительная сила времени и небрежное отношение к ним людей делают свое дело. А между тем, курганы хранят в себе тайны многовековой истории, это один из важнейших источников наших знаний о жизни народов в древние времена. Памятники эпохи меди, бронзы, скифских времен и прочих, они заключают в себе остатки славян, финских, тюркских народов.

Само слово "курган" - тюркского происхождения и, очевидно, унаследовано от одного из кочевавших народов. Курганы следует отличать от могильников, то есть кладбищ, в которых отдельные могилы слабо обозначены, насыпи их часто сливаются в одну сплошную возвышенность, а иногда почти не различаются.

Как правило, курганы (или могилы) расположены на степных возвышенностях, редко на склонах и уж никогда в балках и долинах, преимущественно вдоль рек, служивших путями расселения и торговли, или там, где степи пересекаются глубокими балками. Они бывают одиночными и тогда находятся на большом расстоянии друг от друга, а иногда и по два вместе, бывают и по три и больше, группами. Чем больше курган, тем больше расстояние между ним и соседним.

Расположение курганных насыпей вдоль рек наводит на мысль, что они могли играть роль верстовых столбов - как указатели дороги в местности, где нет других ориентиров. Замечена одна особенность, характерная для всех курганов, сохранивших свой первоначальный вид: скаты их не одинаковы и направлены на четыре стороны света, которые были известны самым древним обитателям земли. Два склона в них - на восток и запад - совершенно одинаковы, на север - круче, а на юг - намного положе. Эта особенность курганов позволяла кочевникам свободно ориентироваться по ним в степях.

Курганами обозначали границы разных владений в степях. Их насыпали в честь или в память каких-либо событий или лиц. Они играли роль сторожевых вышек для обозрения местности, на которой мог появиться неприятель. В "Истории Запорожских казаков" Д.И.Яворницкий сообщает, что запорожцы для наблюдения за движением татар использовали уже готовые древние.могилы, приспосабливая их к своим стратегическим целям. Но часто возводили и новые земляные насыпи. Последние отличались от древних тем, что в них на вершине делалось небольшое углубление для наблюдателя с пушкой. Такие могилы назывались "робленными". Как только в каком-нибудь месте шевелилась высокая степная трава (верный признак движения татар по степи), палили из пушки и оповещали всю окрестность о приближении врага.

На некоторых древних могилах стояли каменные истуканы, изготовленные из известняка или песчаника. Вероятно, это были идолы или божества каких-то кочевавших народов. Чаще всего они были женского рода. Принято считать, что именно поэтому их называли бабами. Но вероятнее всего, это имя пришло к нам из древности от народов, возводивших их. Слово "баба" на тюркских языках означает лицо религиозное. Баба может указывать или на захоронение кого-то из знати, крупного военачальника и так далее, или на то, что там, где стояла баба, было святое место, святилище, храм. В то же время изображение именно женщины свидетельствует о том, что у народов, возводивших эти изваяния, сохранялся еще матриархат или его остатки.

В 1975 году археологической экспедицией АН Украины, руководимой О.Г.Шапошниковой, в селе Нововасильевка на Николаевщине найдено каменное изваяние "Скифский военачальник", изготовленное из местного известняка 2400 лет назад. Длина его около двух метров (в натуральный рост человека). Оно дает представление о скифском воине в полном снаряжении. Статуя, очевидно, стояла когда-то на вершине кургана, насыпанного над надгробием.

В курганах находят остатки тризны, угли от костра, кости животных, посуду и так далее. Почти всегда в могилу клали различную утварь, пищу, оружие, а у некоторых народов тут же или в особых помещениях под насыпью хоронили коней, рабов и жен покойного.

Обычно курганы имеют коническую форму, но изредка встречаются и длинные, имеющие вид вытянутых насыпей, выраставших по мере захоронения членов одного и того же рода.

В прошлом курганы, как правило, имели свои названия: Кошевой, Бабин, Толстый, Гетман, Высокий, Раскопанный и другие. Теперь названия не сохранились, но иногда они закрепились за местностью, на которой находились.

Похороны, особенно знатного лица, были делом всей общины. Скифы, например, похоронив царя, стремились сделать курган как можно выше. Каждый из проходивших мимо могилы бросал в нее землю. Величина холма была показателем многочисленности войска и могущества покойника. С этим древним представлением связан сохранившийся до наших времен обычай, по которому все присутствующие на похоронах должны бросить горсть земли в могилу.

О многом могут поведать нам степные курганы, немые свидетели многовековой истории.

Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. -С.18-20.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:33
Культура Ольвии Друк E-mail

На правом берегу Бугского лимана, близ села Парутино Очаковского района, раскинулся античный город-государство Ольвия, который был основан в начале VI века до нашей эры греками, выходцами из малоазиатского города Милета. Название города означало на греческом языке "счастливая». Во время своего расцвета (V-III века до нашей эры) Ольвия была значительным экономическим и культурным центром Северного Причерноморья. Жители города (ольвиополиты) занимались ремеслами (металлообрабатывающее, гончарное, ювелирное, ткацкое и другие) и сельским хозяйством. Важное место в экономике Ольвии занимала торговля с греческими городами и с соседними скифскими племенами. Ольвия являлась полисом, иначе - автономным государством. Полис ее состоял из собственно города Ольвии и хоры, то есть сельскохозяйственной окрути. По своему политическому устройству Ольвия представляла собой демократическую республику, ограниченную рамками рабовладельческого строя.

В период расцвета Ольвии материальная и духовная культура ее достигла высокого уровня. Она явилась составной частью высокой античной греческой культуры, в то же время в соприкосновении с окружающими ее племенами постепенно приобрела местные особенности, дав совершенно новую культуру.

Высокого уровня достигли в Ольвии градостроительное искусство, строительная техника, архитектура, скульптура, прикладное искусство - все это заимствовано греческими переселенцами из метрополии. Памятники материальной и духовной культуры, найденные при раскопках Ольвии, представляют собой значительную художественную ценность. Это - античная скульптура: "куросы" (скульптурные изображения юноши с развитой мускулатурой - победителя состязания), терракоты (небольшие статуэтки из обожженной глины), рельефы с различными сюжетными изображениями. Мраморные стелы, фигурные сосуды, различные ювелирные украшения, бронзовое литье, резные изделия из кости, мозаика, полихромная вазопись, торевтика (изготовление металлических изделий путем гравировки, тиснения, чеканки) - все это дает представление о высоком художественном уровне греческих мастеров. Особое место занимает привозная расписная керамика с чернофигурными и краснофигурными изображениями, а также чернолаковая посуда - каждая из них представляет собой художественное произведение.

Сравнительно высокой для того времени была духовная культура Ольвии. Значительная часть населения была грамотной. Сохранились многочисленные греческие тексты, вырезанные на камне, надписи, процарапанные на сосудахграффити, на надгробных памятниках, свидетельствующие о широком распространении грамотности среди населения. Известно, что в IV веке до нашей эры в Ольвии был театр, в котором ставили трагедии и комедии, а также выступали приезжие музыканты, поэты, ораторы. В городе были и свои профессиональные музыканты, актеры. Жители Ольвии, как сообщает греческий философ и оракул Дион Хрисостом, посетивший Ольвию в I веке нашей эры, особенно любили произведения Гомера и почти все знали наизусть "Илиаду".

Среди ольвиополитов были свои авторы: ритор Бион Борисфенит (III век до нашей эры), софист и историк Посейдоний (III - I половина II века до нашей эры), Дионисий (конец III - I половина II века до нашей эры), написавший исследование по географии Северо-Западной части Причерноморья. Помимо перечисленных авторов, следует отметить безымянных для нас поэтов V века до нашей эры, писавших надгробные надписи в Олъвии.

О развитии физической культуры в Ольвии свидетельствует специальное спортивное сооружение - гимнасий. В нем молодежь, кроме учебы, занималась физическими упражнениями, борьбой, легкой атлетикой (прыжки, метание диска, копья) и другими видами спорта. Философы, ученые, риторы проводили с ними беседы. Руководил гимнасием гимнасиарх. Должность его приравнивалась к наивысшим в государстве. Сохранилась надпись, свидетельствующая о том, что спортом занимались высшие должностные лица: "Евресивий, сын Адоя, когда занимал должность архонта, победил в беге и прыжках".

Общественная жизнь в Ольвии была достаточно насыщенной и активной. Здесь проходили народные собрания, религиозные праздники и процессии в честь почитаемого божества, сопровождающиеся состязаниями, например, конными состязаниями в честь Ахилла.

В ольвийском пантеоне наиболее почитаемыми божествами были Аполлон Дельфиний, Деметра, Дионис, Кора-Персифона, Афина, Ольбиос, Ахилл Понтарх.

Ольвия, как и другие государства Северного Причерноморья, принесла с собой античную цивилизацию со всеми ее особенностями и достижениями на берега Черного моря. Греки, как носители более высокой культуры, оказали определенное влияние на культуру и последующее развитие местных народов.

Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. -С.16-18.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:29
Геродот и Скифия Друк E-mail

Геродот.

Римская копия с греческого оригинала ІІІ в. до н.э. Национальный музей. Копенгаген

 

Любознательный Читатель. Давайте перейдем к скифам. Интересно, что сообщает о них Геродот.

- Сразу же отметим замечательную черту "отца истории" - он относится к "варварам", то есть иноземцам, с не меньшим уважением, чем к грекам. Четвертая книга "Истории" Геродота - истинный клад сведений о Скифии и скифах. Всем, что мы знаем о них, мы в основном обязаны Геродоту.

 Л ю б о з н а т е л ь н ы й   Ч и т а т е л ь. Да, но о скифах писали и другие авторы.

- О них писали и другие историки, греческие и римские. Но до сих пор история Геродота остается наиболее ценным и богатейшим источником сведений о них. Он первый сделал попытку очертить территорию Скифии. Интересно, для нас особенно, что центральным пунктом Скифии Геродот называет греческую колонию Ольвию.

Любознательный Читатель. Из этого вытекает, что он был в Ольвии?

- Вопрос спорный. Сам Геродот об этом умалчивает. Среди ученых единого мнения нет. Академик Борис Александрович Рыбаков, например, считает, что, безусловно, был.

Л ю б о з н а т е л ь н ы й   Ч и т а т е л ь. Любопытно, какой видел Геродот Скифию.

 - Он пишет, что поверхность Скифии ровная и безлесная, за исключением Гилеи.

Л ю б о з н а т е л ь н ы й   Ч и т а т е л ь. В местной прессе читал, будто бы наши «Лески» - ни что иное, как остатки Гилеи. Возможно ли это?

- Возможно. При заключении Кючук-Кайнарджийского мирного договора в 1774 году между Россией и Турцией описывали земли, которые отходили к России. 0 территории, занятой ныне Николаевом, писали, что на всем полуострове нет никаких достопримечательностей, за исключением тридцати пяти рощ и лесков дубового происхождения, а также источника пресной питьевой воды диаметром с блюдце. Отсюда и произошло название микрорайонаЛески. Ну, а Гилея, по Геродоту, - это лесистая область Скифии. 0 ней он говорит, что она находится за Борисфеном - от моря. Еще он говорит, что Гилея находится вблизи Ахиллова Бега. Большинство исследователей, придерживаясь точного смысла слов Геродота, считает, что Гилея начиналась на левом берегу Днепра от Кинбурнской косы и шла к востоку, между лиманом и морем. Полагают, что следы описанного Геродотом леса сохранились в пойме нижнего Днепра. Небольшие рощицы остались на Кинбурнском полуострове и в окрестностях Цюрупинска. В конце ХVIII - начале ХIХ веков исчез Байтальский лес на Тилигуле, лес на Громоклее. По сообщениям старожилов села Парутино, до конца XIX века возле самой Ольвии в степи и по балкам сохранялись отдельные перелески.

Любознательный Читатель. Вы упомянули Ахиллов Бег. Что это и откуда такое название?

- В отношении Ахиллова Бега ученые пришли к единому мнению, что это Тендровская коса. Согласно легенде, Ахилл праздновал здесь победу и устраивал состязания в беге.

Но вернемся к Скифии. Климат ее показался южанину-Геродоту суровым. Зима продолжается восемь месяцев, - пишет он. Среди главных рек (а их Геродот насчитывает восемь) он называет Борисфен и Гипанис.

Любознательный Читатель. Днепр и Южный Буг?

- Совершенно верно. О Южном Буге Геродот сообщает, что "река" Гипанис на расстоянии пяти дней плавания еще узкая и вода в ней пресная, а отсюда до моря на расстоянии четырех дней плавания вода чрезвычайно горькая. Ведь в нее впадает горький источник… Название источника и той местности, откуда он вытекает, - по-скифски "Экзампей".

 Любознательный Читатель. Что это за источник и где он находится?

- Исследователи считают, что источник этот - один из притоков Буга, и называют речки Солониху, Мертвовод, Синюху, Кодыму или соленую речку Гнилой Еланец. Единого мнения нет. Но наиболее распространенное мнение, что это речка Синюха. Вопрос этот для нас, жителей данных мест, имеет особо важное значение, так как связан с проблемой местопребывания скифов-пахарей, которых Геродот расположил у Экзампея.

 Л ю б о з н а т е л ь н ы й   Ч и т а т е л ь. Скифы - и вдруг пахари - это что-то новое. Обычно скифы считаются кочевым племенем, не занимающимся земледелием.

- Геродот свидетельствует, что были скифы царские. Они жили в степях между Днепром и Доном. По правобережью нижнего Днепра и в степном Крыму обитали скифы-кочевники. Между Ингулом и Днепром вперемежку с кочевниками жили скифы-земледельцы. В бассейне Южного Буга, близ Ольвии, обитали каллипиды, или эллиноскифы, севернее их - алазоны, а еще севернее - скифы-пахари - оседлое земледельческое население, которое большинство исследователей размещает между Южным Бугом и Днепром в их среднем течении. Археологические находки свидетельствуют об интенсивном развитии земледелия на этой территории и указывают на оседлый образ жизни населения.

Любознательный Читатель. Слыхал, что в наших местах находился храм Деметры, культ которой был распространен в Ольвии. Где именно? Что думают по этому поводу ученые?

- Местонахождение храма Деметры в свое время вызывало и продолжает вызывать многочисленные дискуссии, хотя Геродот довольно точно указывает на место, где он находился: между Борисфеном и Гипанисом «клинообразная полоса земли называется мысом Гиполая, на нем воздвигнут храм Деметры». Напротив храма у Гипаниса обитают борисфениты (так Геродот называет жителей Ольвии).

Уже с XIX века среди исследователей общепринято Гиполаев мыс отождествлять с современным мысом Станиславским. Но при археологических исследованиях Станиславского мыса никаких следов храма не обнаружено. Предполагают, что храм Деметры, построенный на оконечности мыса, обрушился в лиман в связи с интенсивным размыванием прибрежной полосы. Не забывайте, что между тем временем и нашим - бездна в двадцать пять веков!

Любознательный Читатель. И что же, скифы тоже поклонялись Деметре?

- Нет, Деметре они не поклонялись. Они поклонялись семи богам: Гестии, Зевсу, Гее, Аполлону, Афродите, Урании, Гераклу и Арею. Геродот указывает, что "у них не принято воздвигать ни изображений, ни алтарей, ни храмов никому из богов, кроме Ареса". Геродот говорит, что "у всех у них по округам их областей устраиваются святилища Ареса" в виде огромного кургана, на котором водружают железный акинак - скифский меч с коротким железным клинком. Он и является .изображением Ареса - грозного бога войны.

 Л ю б о з н а т е л ь н ы й Ч и т а т е л ь. Профессор Юрий Семенович Крючков рассказывал,  что при строительстве Николаевской морской обсерватории в двадцатых годах XIX века на Спасском холме в массе пепла был найден железный меч. Археологи считают, что это священный меч. Вполне возможно, что здесь находилось одно из скифских святилищ Арея. А вообще-то хотелось бы взглянуть в глаза этих людей, узнать, что они собой представляли, как жили.

- Тут снова нам на помощь приходит Геродот. Он рисует внешний облик этих людей, их образ жизни, нравы. Он подробно описывает существующие у них обычаи очищения, гадания, погребения, жертвоприношения, военные обычаи. От Геродота мы узнаем, что скифы питались пищей мясной и молочной, из кобыльего молока готовилиё масло и творог, о чрезвычайном изобилии в Скифии пчел и о многом другом. Он рассказал нам, как скифы чтут свои обычаи и старательно оберегают их от чужих влияний, особенно греческих.

 Л ю б о з н а т е л ь н ы й   Ч и т а т е л ь. У скифов не было письменности, и все же, не осталось ли каких-либо следов от скифского фольклора, который, безусловно, был у них?

- У скифов, как у всех народов, была своя мифология. Геродот первый, кто записывал ее. Интересно, что действие мифов, переданных Геродотом, происходит в Северном Причерноморье: миф о Геракле и змееногой деве Ехидне, от которых произошел родоначальник и властитель земли скифов; миф о том, как Геракл заснул в холодной Скифии, "натянув на себя львиную шкуру" убитого им льва; миф об амазонках, родина которых – Скифия; миф о сражении Ахилла с амазонками - действие этих мифов разворачивается в Гилее.

Сказочные мотивы отчетливо прослеживаются в преданиях о Таргитае и его трех сыновьях, о трех братьях и умении пользоваться луком, согнуть который мог только сильный герой. Предания о происхождении скифов (скифский миф), о том, что скифский царь выделил грекам территорию Пантикапея, о судьбе Скила и Анахарсиса, погибшего в Гилее, о переселении народов, о бегстве киммерийцев от скифов, о могилах киммерийских царей - все они, по мнению специалистов, восходят к скифскому или киммерийскому эпосу, часть которого была, очевидно, известна Геродоту.

Любознательный Читатель. Так неужели скифы - народ, помнивший свои предания и мифы, тщательно оберегающий свои обычаи от чужого влияния, - как могикане, бесследно исчезли с лика земли?

- Скифское царство просуществовало до II половины III века нашей эры и было уничтожено готами. Скифы были частично вытеснены, частично ассимилированы. Одним словом, растворились среди племен Великого переселения народов.

Карта Северного Причерноморья вV в. до н.э.

Скифский царь и скифские воины

 

Джерело: Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.13-16.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:26
Геродот и Киммерия Друк E-mail

Геродот.

Римская копия с греческого оригинала ІІІ в. до н.э. Национальный музей. Копенгаген

 

Любознательный Читатель. Считается, что первым писателем, рассказавшим о Северном Причерноморье, был древнегреческий историк Геродот. Давно ищу возможность узнать о нем какие-либо подробности. Да и об "Истории" его тоже.

- Геродот, сын Ликса, родился в молоазиатском городе Галикарнасе. Жил приблизительно между 485 и 425 годами до новой эры. Значительную часть своей жизни он посвятил путешествиям в различные страны Европы и Азии, а также в Египет. В числе множества мест, в которых он побывал, - Северное Причерноморье, вплоть до Ольвии. Результатом его путешествий явилось сочинение, которое впоследствии александрийскими учеными было разделено на девять книг - по числу муз. Сочинение это условно назвали "Историей", что означало "изыскания".

Любознательный Читатель. Геродота называют «отцом истории», а между тем известно, что в своем труде он не всегда бывает последовательным, допускает "погрешности", как говорится, не всегда сводит концы с концами.

- Да, действительно, при поверхностном взгляде на его труд создается впечатление, что Геродот меньше всего заботится об исторической истине, что книга представляет собой нагромождение разрозненных фактов. Однако историко-филологический анализ его труда привел серьезных ученых к заключению, что Геродот не расположил материал в случайном порядке, а сумел подчинить изложение определенному плану. Он подчеркивает, что считает необходимым писать то, что видел своими глазами, и "передавать то, что говорят, но верить всему не обязан". В этом причина кажущихся иногда противоречий в его рассказе. Геродот сделал шаг вперед в сравнении с предшествующими писателями: он первый сумел оторваться от узости местных преданий и выйти к широким горизонтам всеобщей истории тогдашнего мира. Поэтому-то он по праву занимает почетное место "отца истории".

Любознательный Читатель. Первыми из древнейших жителей наших степей, имя которых донесли до нас письменные источники, были киммерийцы. Геродот, конечно же, не обошел их своим вниманием?

- Вы правы. Среди той пестроты народов, племен, родов, которых вспоминает историк, всплывают таинственные киммерийцы - одно из загадочных племен Северного Причерноморья. По сообщению Геродота, да и других историков древности, киммерийцы жили здесь в IХ-VII веках до н.э. и были изгнаны скифами. В IV книге своей "Истории" Геродот приводит легенду об их изгнании.

"Скифы-кочевники, живущие в Азии, вытесненные… массагетами, ушли... в Киммерийскую землю (именно ее теперь населяют скифы, а в древности, как говорят, она принадлежала киммерийцам). При нашествии скифов киммерийцы стали держать совет, так как войско наступало большое, и мнения у них разделились. По мнению народа, следовало покинуть страну, а не подвергаться опасности, оставаясь лицом к лицу с многочисленным врагом. А по мнению царей, следовало сражаться за страну с вторгавшимися... Первые советовали уйти, отдав без боя страну вторгавшимся. Цари же, подумав о том, сколько хорошего они здесь испытали и сколько возможных несчастий постигнет их, изгнанных из отечества, решили умереть и покоиться в своей земле, но не бежать вместе с народом. Когда же они приняли это решение, то, разделившись на две равные части, стали сражаться друг с другом. И всех их, погибших от руки друг друга, народ киммерийцев похоронил у реки Тираса (Днестра), и могила их еще и теперь видна. Похоронив их, народ таким образом покинул страну, и скифы, придя, заняли безлюдную страну".

Рассказ этот, записанный Геродотом двести дет спустя после описываемых событий, по-видимому, основан на какой-то местной легенде, распространенной среди ольвиополитов, передавших его Геродоту.

Л ю б о з н а т е л ь н ы й   Ч и т а т е л ь. В каких еще источниках упоминаются киммерийцы?

- Имя киммерийцев дошло до нас в многочисленных источниках: ассиро-вавилонских, урартских, иудейских, персидских, греческих. О них, например, находим упоминание в "Одиссее" Гомера. По Гомеру, киммерийцы - мифическое племя (киммериане), живущее далеко на севере, в стране, вечно покрытой мраком, у входа в царство Аида: "Там народ и город людей киммерийских, окутанных мглой и тучами".

Страбон, живший в I веке до нашей эры, в своей "Географии" возразил ему: "Достоверно также зная, что киммерийцы жили близко к северу и вокруг туманного Боспора Киммерийского(1), поэт Гомер удобно перенес их в какое-то хмурое место около ада, выгодное ему для сказочных рассказов в описании путешествия Одиссея..."

Любознательный Читатель. Где же жили киммерийцы на самом деле?

 - Увы, сугубо категорического ответа на этот вопрос пока не существует. "Киммерийский ребус" (по меткому выражению А.Островерхова) состоит из множества гипотез, и ни одна из них не имеет достаточно серьезных оснований для решительных утверждений. Одни исследователи помещают их от Днестра до Керченского пролива, включая Таманский полуостров. Другие расширяют территорию киммерийцев на Запад, до Дуная, вплоть до современной Венгрии и Болгарии. Большинство же историков, как древних, так и современных, опираясь на приведенную Геродотом киммерийскую топонимику, локализуют киммерийцев в Северном Причерноморье с эпицентром в районе Керченского пролива. "Киммерийской землей" называет и северо-западные Берега Понта (2) римский поэт Публий Овидий Назон (43 год до н. э. - 18 год н. э.).

Любознательный Читатель. Что же еще известно о киммерийцах?

- Известно, что они вели кочевой образ жизни и были очень мобильны, что они были прекрасными всадниками. Находки предметов вооружения киммерийского времени, главным образом наконечников стрел, подтверждают свидетельства клинописных и античных источников о том, что киммерийцы были воинственны и совершали походы в страны Ближнего Востока - Ассирию и Урарту. От набегов киммерийцев страдали многие районы Азии. В 70-е годы VII века до н. э. они захватили Фригию, а в 50-е годы – Лидию. 0 киммерийско-скифском проникновении в Малую Азию свидетельствуют находки древнейших "скифских" наконечников стрел при раскопках Богазкёя, Сард, Гордиона и других городов современной Турции. Знаменитый ассирийский царь Ашшурбанипалу вынужден был признать, что киммерийцы «моих пращуров не боялись и мои, царя, ноги не обнимали».

Л ю б о з н а т е л ь н ы й   Ч и т а т е л ь. Можно ли судить об общественном устройстве киммерийцев?

- Материалы киммерийских погребений говорят о разделении их на воинскую аристократию как верхушку общества и на рядовых общинников. По-видимому, они создавали воинские объединения, когда совершали свои походы. Рассказ Геродота о борьбе скифов с киммерийцами свидетельствует об отсутствии какой-либо централизованной власти у киммерийских племен и о существовании у них нескольких царей - исследователи считают их племенными вождями.

Поражение киммерийцев в борьбе со скифами позволяет предполагать, что скифы превосходили своих врагов как в военном, так и в организационном отношении.

Любознательный Читатель. Кроме военных походов, можно ли говорить о какой-либо хозяйственной деятельности киммерийцев?

- Трудность в том, что киммерийские и скифские памятники в настоящее время не могут быть разграничены с достаточной достоверностью. И все-таки доминирующим остается мнение, что киммерийцы - носители срубной культуры - культуры развитого бронзового века.

Найденные предметы вооружения (лук со стрелами, мечи и кинжалы), относящиеся к киммерийскому времени, конское снаряжение, сосуды (в основном кубки), керамическая и деревянная посуда, украшения, кости животных, остатки жертвенной пищи и другое - позволяют судить о хозяйственной деятельности и открывают повседневную жизнь этого народа.

Любознательный Читатель. В последнем десятилетии в прессе, особенно в местной, появились публикации о сенсационной находке - киммерийских поселениях, найденных в Березанском районе Николаевской области - вблизи села Анатолиевки и других. Обнаружены остатки жилищ, сложенных из камней. Подробно описан план такого поселения, планировка домов. В одной из публикаций сообщалось даже, что найдена своеобразная карта киммерийских городов. Как следует относиться к этому? Действительно ли это разгадка одной из исторических тайн?     

- Отнесение найденного в Березанском районе поселения к киммерийскому - прежде всего гипотеза, пока еще не укладывающаяся в рамки общепринятых теорий. Трудность проблемы в том, что в изучении памятников материальной культуры наблюдается диспропорция: в основном ведутся раскопки курганов, тогда как раскопки поселений и городищ производят эпизодически. И найти место открытия в общей системе, подтвердить другими данными нет возможности.

Любознательный Читатель. Не было ли попыток расшифровать слово "киммерийцы? Интересно было бы знать, что оно обозначает.

- Некоторые исследователи выводят этноним "киммерийцы" от древнегреческого слова, означающего "зимние", считая, что киммерийцы жили в стране вечного холода. Другие считают, что слово это надо выводить от фракийского "черный", "темный". А так как у древних народов черный цвет ассоциировался с севером (как, впрочем, белый - с югом), то и выходит, что киммерийцы - это северяне, народы, которые проживают на севере от кого-либо. Такое название могло возникнуть у народов, которые проживали на юге от Северного Причерноморья.

Любознательный Читатель. Можно ли отнести киммерийцев к какой-либо этнической принадлежности?

- Существует мнение, что киммерийцы - фракийское племя. Другие считают их иранцами. Связывали их также со славянами и другими народами. В настоящее время наиболее распространенной является гипотеза о родстве киммерийцев со скифами. Оба эти народа были одинаковыми по образу жизни, по языку, имели сходные элементы культуры. Заметных различий в культуре киммерийцев и скифов в VIII-VII веках до н. э., обитавших в степях Северного Причерноморья, не было. Наблюдается преемственность их в некоторых особенностях погребального обряда, в местной лепной керамике. Но есть и различия. Так, например, у киммерийцев отсутствуют изделия в скифском зверином стиле. Есть свидетельства, что военные походы в страны Передней Азии в ранний период своей истории скифы совершали вместе с киммерийцами, вплоть до начала VI века до н. э.

И.Д.Дьяконов (1980 год), анализируя восточные источники, высказал даже предположение, что "киммерийцы" - это историческая фикция. Такого народа вообще не было. Ими были скифы, а слово "киммерийцы" в восточных источниках означает: "подвижный отряд, вторгавшийся с севера". Однако гипотеза эта пока не получила признания.

Любознательный Читатель. И, наконец, традиционный вопрос - куда делись киммерийцы?

- Вытесненные скифами, они ушли в Азию. Здесь, в районе Синопа, они смешались с местным населением. Оставшиеся ассимилированы скифами же. После этого события киммерийцы уже не известны, но память об их пребывании в Северном Причерноморье надолго сохранялась в названиях местностей и поселений, особенно в восточном Крыму: Боспор Киммерийский, Киммерийский перевоз, Киммерийский вал, область Киммерия, поселение Киммерик, Киммерида.

Как видите, наши знания о киммерийцах очень скудны и состоят из сплошных противоречий. Как совместить с точки зрения так называемого здравого смысла такие противоречивые понятия: кочевники, имеющие города, занимающиеся земледелием; родство со скифами и изгнание ими же; были ли киммерийцы вообще или это те же скифы - и другие? Вопросы, вопросы, вопросы...

Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. -С.8-13.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:19
История Южного Прибужья Друк E-mail

История Южного Прибужья уходит в далекое прошлое. Большинство специалистов считает, что заселение его началось около пятнадцати тысяч лет тому назад. Остатки поселений этого далекого времени найдены вблизи сел Аннетовки Доманевского района и Пелагеевки Новобугского района.

Первыми племенами, о которых упоминается в письменных источниках, были киммерийцы. Они жили в Северном Причерноморье в IХ-VII веках до нашей эры. Их сменили скифы, скифов - сарматы, сарматов вытеснили готы - варварские племена сменяют друг друга. В VII веке до нашей эры на территории Северного Причерноморья начинают возникать древнегреческие поселения: Борисфенида - на нынешнем острове Березань, а затем Ольвия и другие.

На протяжении первых столетий нашей эры территорию края постепенно стали заселять славянские племена. Следы их находят повсеместно. Известно, что остров Березань лежал на знаменитом пути "из варяг в греки" и служил базой для оснащения русских судов-однодревок перед длительным переходом через Черное море, которое в IХ-ХIII веках называлось Русским морем.

В начале ХIII века в результате набегов печенегов, половцев, а также татар, постоянно нападавших на Русь, край почти обезлюдел. Во II-й половине ХIV - I-й половине ХV веков земли эти стали ареной борьбы литовских князей против закрепившихся здесь с конца ХIII века ногайских татар. С середины ХIV века территория нынешней Николаевщины зависела от Литвы, а с 1475 года - от Турции, часть земель захватила Польша. Чего только не испытывала эта земля в результате извечного соперничества и борьбы между собой близких соседей!

С ХVI века левобережье Южного Буга тесно связано с историей запорожского казачества. Казачьи зимовники были разбросаны по берегам рек и балок. В то же время большая часть территории области еще в ХVIII веке представляла собой почти не заселенную "дикую степь". Освоение и заселение ее связано с борьбой Русского государства за выход к Черному морю и с созданием Черноморского флота. II-я половина ХVIII века отмечена чрезвычайно насыщенным и ярким этапом в истории края - колонизацией его, в результате которой дикий край в кратчайший срок преобразился.

На первых порах на вновь заселенных землях население занималось в основном сельским хозяйством, в котором преобладало скотоводство, на первом месте - тонкорунное овцеводство. Но уже с 20-х годов XIX века начинает интенсивно развиваться хлебопашество. И вскоре пшеница становится главным товаром экспорта. Что касается промышленности, то развитие ее обусловлено прежде всего потребностями Черноморского флота.

Во время русско-турецкой войны I787-I79I годов, когда возникла острая необходимость в боевых кораблях для молодого Черноморского флота, в 1788 году по приказу Г.А.Потемкина в устье реки Ингула была заложена судостроительная верфь, которая в 1789 году стала именоваться городом Николаевом. С самого рождения город рос и развивался как основная база судостроения для Черноморского флота. С 1795 года здесь размещается управление флотом - канцелярия председателя Черноморского адмиралтейского правления. В том же 1795 году в Николаеве было введено градоначальство, которое в ноябре 1797 года было передано командующему Черноморским флотом, в руках которого была сосредоточена не только военная, но и гражданская власть. Исключение составляет то время - около 8 месяцев (2 октября 1802 -15 мая 1803), когда Николаев становится штатным губернским городом. Централизация же власти еще больше усилилась, когда с 20 марта 1805 года была введена должность Николаевского и Севастопольского генерал-губернатора, а сам Николаев с адмиралтейскими поселениями становится военно-морским губернаторством.

Адмиралтейство, морское артиллерийское училище, Черноморское штурманское училище, гидрографическое депо, морская обсерватория и так далее - все это вехи, составляющие биографию Николаева - города флотского.

Бурный рост судостроения в начале XIX века способствовал оживлению культурной жизни города. В центр Черноморского флота приезжают адмиралы и другие высшие морские чины. В новый город приглашают ученых, специалистов, писателей, художников. Черноморский флот, как и Кавказская армия, был местом ссылки для неблагонадежных, - как правило, это была интеллигенция в самом высоком смысле слова. Все перечисленные факты не могли не отразиться на культурной, интеллектуальной и духовной жизни Николаевщины. Следует также учесть, что хотя Николаев в основном был заселен русскими и украинцами, селились в нем и люди других национальностей, оказавшие влияние на культурный процесс.

После поражения России в Крымской войне I853-I856 годов, согласно Парижскому мирному договору, Россия была лишена права иметь в Черном море военно-морской флот. Строительство судов резко сократилось. Город Николаев как центр военно-морского флота оказался не у дел. Наступила пора безвременья, после которого Николаев меняет свое лицо: из флотского, военно-морского город становится торговым. На первое место выступает торговля хлебом, особенно с открытием торгового порта (1862 год) и появлением железной дороги (1873 год). Меняется состав населения: на смену военным приходят купцы, промышленники, ремесленники. Возрастают потребности гражданского населения. Намечается резкое оживление его культурной жизни: расширяется сеть общеобразовательных учебных заведений, открываются театры, библиотеки, музеи, возникают различные общественные организации, призванные служить просветительским целям. Город мечтает об университете.

В 70-е годы XIX века, после девансирования Парижского военного договора, возобновляется строительство военных кораблей, появляется ряд крупных предприятий. К концу XIX века Николаев становится крупным торгово-промышленным центром на юге страны.

Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. Очерки истории культуры Южного Прибужья.(От истоков до начала XX века) Кн.1.Из прошлого культурной жизни на Николаевщине [Текст] / Ковалева О.Ф.,Чистов В.П. - Николаев : Тетра, 2000. - С.6-8.

Опубліковано: Середа, 21 березня 2012, 09:03